Эдвард Григ / Глава шестая: Жизнь в Хардангере

Желание «уйти в народ», провести зиму в Хардангере у Грига возникло, конечно, не случайно. В общении с народом, в спокойной обстановке родной природы композитор искал выхода из творческого застоя, о котором он с такой тревогой говорит в своих письмах.

Многое изменилось, по-видимому, и в личной жизни художника. Чувство одиночества, разочарования, неудовлетворенности в то время, когда он находился в расцвете сил (Григу было 35 лет), возникло в результате сложных причин общественного и личного характера *. К ним предстоит еще вернуться в связи с «бергенским» периодом восьмидесятых годов.

И в то же время недолгий кризис после создания «Пера Гюнта» оказался преддверием нового творческого этапа. В это время большие цели, поставленные Григом в его искусстве, нашли решение в ряде новых прекрасных произведений. Углубляется отношение Грига к народному творчеству и одновременно, в процессе овладения крупной формой, совершенствуется его мастерство. Насколько существенными для композитора были обе эти задачи, показывает цитированная выше переписка с датским другом — композитором Маттисон-Хансеном, которому Григ обычно поверял свои заветные думы и творческие планы.

___________________________________________________________

* Григ тяжело переживал постигшее его горе — смерть отца и матери. Какой-то надлом произошел и в его отношениях с Ниной. Крайне сдержанный и скрытный во всем, что касалось его личной жизни, он внешне не давал повода к толкам о наступившем семейном разладе. Однако в письмах к близким проскальзывают порой нотки горького разочарования, показывающие, что семейная жизнь композитора отнюдь не была той безоблачной идиллией, какой ее обычно изображают биографы Грига. В 1878 году, после долгой «хардангерской зимы», которую Григ провел в горах Норвегии, он писал поэту Паульсену: «Мне кажется, между строк твоего письма я читаю повесть о любви. Помни: женщины всегда склонны играть — и этим все сказано… Женщина никогда не поймет, не сможет понять то великое, необузданное и безграничное, что есть в любви мужчины, художника. А если в этом я прав, то отсюда следует, что художник не должен жениться» ³.

В этих словах чувствуется горечь личных невзгод, которые даже для близких друзей композитора остались навсегда скрытыми. Норвежские биографы Грига, правда, пытаются проникнуть в «тайну» его семейной жизни, выяснить причину душевного надлома, наступившего в эти годы. Так, в некоторых работах говорится о несходстве взглядов обоих супругов, об «артистическом темпераменте» Нины Григ, ее любви к успеху, путешествиям, развлечениям, несклонности к тихой и замкнутой семейной жизни. Все это якобы не соответствовало характеру Грига, любившего покой и уединение. Подобные разногласия, разумеется, не могли быть решающими. Григ до конца дней сохранил безграничное уважение и сердечную привязанность к своей верной подруге. Но признаки скрытой личной драмы, пережитой им в эту пору, несомненны.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.