Эдвард Григ / Глава шестая: Жизнь в Хардангере

В одно прекрасное утро, как только пробило девять часов, вся эта мощная компания собралась у меня, по-видимому, в очень праздничном настроении, которое ничуть не угасло при виде грандиозных приготовлений по части напитков и яств, предварительно запасенных мною. Наряду с бочонком хардангерского пива, известного своей крепостью, была заготовлена изрядная порция настоящей норвежской «aqua vitae», с соответствующей закуской, вроде различных сладких печений и овсяных лепешек. Все эти национальные яства были отправлены в мою новую резиденцию, где по окончании работы должен был состояться настоящий пир под председательством моей достойной и любезной хозяйки, которая славилась на весь Хардангер своей красотой и умом. Вместе с моим земляком, художником Вильгельмом Петерсом, который тоже провел зиму в Хардангере и с большим успехом выполнял на этот раз роль генерал-лейтенанта, я отправился во главе этой армии к месту назначения. Роли были распределены, каждый занял свое место. Никогда не забуду того славного момента в истории моего «компоста» *, когда мощными усилиями он был сдвинут с фундамента при общих криках одобрения собравшихся крестьян, в то время как девочки — ученицы находившейся поблизости школы, собравшиеся около нее в полном составе, с юным задором огласили воздух криками «ура» и замахали платками. Мы были точно наэлектризованы этими звонкими девичьими голосами и радовались, что дом, который иногда тащили, а иногда перекатывали на стволах деревьев, подвинулся наконец к новому месту. Далее последовала забавная сцена: господа Петерс и Григ обходили всех и каждого, разливая напитки направо и налево, в то время как присутствующие крепкими шутками поддерживали общее оживление. Затем мы двинулись дальше и наконец с криками «ура» прибыли к выбранному месту. Когда дом был поднят на новый фундамент — он выглядел там чудесно среди берез и рябин, на берегу зеркально-чистого фиорда, — заходили опять кружки с пивом, в котором и в самом деле была большая нужда, ибо не одному здоровому парню пришлось утирать пот после этого упражнения. Все расселись на траве небольшими группами, располагаясь на покой. На этой стадии нашего пиршества обнаружилось, какими остроумными и приветливыми могут быть жители Сёр-фиорда. Меткие шутки, обильно приправленные юмором и насмешкой, летели из уст в уста; из красноречивых уст слышались сказки и легенды, рассказанные с такой первобытной силой и краткостью, присущей древней саге, таким красивым и звучным языком, что для моих ушей он казался прекраснейшей музыкой. Но — работа еще не вполне была закончена; оставалось еще принести и поставить на место фортепиано. Вперед был выслан отряд, который через несколько минут бешеным галопом возвратился обратно, неся тяжелый ящик так, как будто бы это было перышко. Оставшиеся гости между тем так прилежно прикладывались к пиву, что общее настроение становилось подозрительно оживленным. Некоторые уже «сдались» и лежали, как мертвые, на траве.

________________________________________________________

*           Так прозвали «рабочий домик» хардангерские крестьяне. — О. Л.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.