Эдвард Григ / Глава восьмая: Трольхауген. Григ и Чайковский

В конце восьмидесятых годов Григ — артист с мировым именем. Если раньше его выступления протекали, в основном, в Скандинавских странах, Германии и Голландии, то теперь он появляется в крупнейших концертных залах Лондона, Парижа, Брюсселя, Вены. Везде его встречают восторженными овациями. Исполнительское искусство Грига покоряет всю Европу.

В 1888 году произошла встреча Грига с Чайковским. Она состоялась вскоре после первого исполнения грпговской третьей скрипичной сонаты, которую автор сыграл с Адольфом Бродским в концерте Гевандхауза в Лейпциге 10 декабря 1887 года. Великий русский композитор прибыл в Лейпциг накануне нового года, а на следующий день, 1 января, на новогоднем обеде у Бродского, он впервые встретился с Брамсом и Григом. Произведения Грига были тогда уже широко известны в России: с 1876 года они исполнялись в концертах Русского музыкального общества. Тем более хорошо знал их Чайковский, внимательно следивший за современной музыкой.

С первой же встречи между обоими музыкантами установились самые теплые, дружественные отношения. Чайковский был покорен не только творческим гением норвежского мастера, но и его личным обаянием — приветливостью, сердечностью, простотой. Знакомство с Григом, по его словам, оказалось «не мимолетным только столкновением», а началом «искренней дружбы, основа которой есть несомненное внутреннее родство двух музыкальных натур, хотя и чуждых друг другу по происхождению» 6.

Известен рассказ Чайковского об этой встрече в его «Автобиографическом описании путешествия за границу в 1888 году». В немногих словах композитор сумел метко обрисовать живой облик Грига и дать выразительную характеристику его творчества, по точности и проницательности оценок, быть может, лучшую из всех существующих. С присущей ему наблюдательностью Чайковский тонко определяет основные стилистические черты музыки Грига, причины ее покоряющего воздействия на слушателей.

«Быть может, у Грига мастерства гораздо меньше, чем у Брамса, строй его игры менее возвышен, цели и стремления не так широки, а поползновения на бездонную глубину, кажется, вовсе не имеется, — но зато он нам ближе, он нам понятнее и родственнее, ибо он глубоко человечен, — писал Чайковский, сравнивая Грига с его немецким современником. — Слушая Грига, мы инстинктивно сознаем, что музыку эту писал человек, движимый неотразимым влечением посредством звуков излить наплыв ощущений и настроений глубокопоэтической натуры, повинующейся не теории, не принципу, не знамени, взятому на плечи вследствие тех или других случайных жизненных обстоятельств, — а напору живого, искреннего художнического чувства. Совершенства формы, строгости и безупречной логичности в разработке тем (кстати ска-

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.