Эдвард Григ / Глава девятая: Поздние сочинения

Из всех пьес «Лирической сюиты» именно этот живописный этюд полнее всего обнаруживает принципы импрессионизма, предвосхищая отчасти стиль Дебюсси и Равеля («Долина звонов»). Сам композитор считал «Колокольный звон» интересной находкой, экспериментом, подтверждающим значительность той новой «пленерной» манеры письма, какая в конце XIX века начала широко проникать в область музыкального пейзажа.

Пятую тетрадь «Лирических пьес» можно считать кульминацией обширного григовского цикла. В позднейших сборниках нет ни той цельности замысла, ни той силы живописного изображения, исключая несколько выдающихся миниатюр. И даже предшествующая четвертая тетрадь ор. 47 (1888), в которой нельзя не отметить прелестный, грациозно-задумчивый «Вальс-экспромт», элегическую «Мелодию» в народном духе и жизнерадостный «Халлинг» (с очень сочными, выразительными «григовскими секундами»), значительно уступает «Лирической сюите» ор. 54.

Общий недостаток последних пяти сборников «Лирических пьес» — некоторая пестрота, неровность не только самой тематики, но и ее художественного решения. Рядом с такими жемчужинами фортепианной музыки, как «Вечер в горах» или «Кобольд», можно найти и достаточно безличные пьесы, свидетельствующие об уступке «салонному» вкусу («Французская серенада», «К твоим ногам», «Салон»).

Не то в пьесах народно-жанрового характера.

Всегда отмечены подлинным вдохновением народные сцены и народные танцы. Некоторые из этих пьес развивают заимствованные темы (на подлинной народной теме основан, например, «Халлинг» из четвертой тетради — новый вариант народного танца, использованного Григом ранее в музыке «Пера Гюнта», а также в цикле «Норвежские народные тайцы» ор. 35 № 3).

Однако независимо от близости к подлинному фольклору все поздние народно-жанровые пьесы Грига отмечены одним общим стремлением к более свободной трактовке народной темы. Расширяются масштабы пьес, разнообразнее становятся колористические приемы письма. Народные темы обычно подчиняются своеобразному программному замыслу: танец превращается в народно-бытовую сцену, пастушеский наигрыш служит основой живописного этюда-пейзажа.

Показательно сравнение пьес из пятой, восьмой и десятой тетрадей с более ранними танцами Грига. На фоне традиционных халлингов и спрингдансов из ор. 38 и ор. 47 сразу же выделяются великолепные, сочно написанные «Гангар», «Свадебный день в Трольхаугене» и «Халлинг» из последней, десятой тетради. Чувство оркестрового колорита, яркость живописного изображения роднят эти сцены с «Симфоническими танцами» Грига, возникшими в тот же период.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.