Эдвард Григ / Глава девятая: Фортепианный стиль и романсы Грига

Именно это повышенное чувство колорита помогало Григу так легко «перекладывать на оркестр» спои фортепианные пьесы (напомним «Лирическую сюиту» или «Вечер в горах»). Чистота и контрастность тембров фортепианной музыки Грига как бы заранее предопределяют живое звучание столь же прозрачных и чистых красок его оркестра.

Хочется лишний раз подчеркнуть, что в этом колористическом многообразии нет и признаков отрицания собственно фортепианной специфики. Григ был поэтом фортепиано, и кажущаяся несложность технических средств предполагает у него, как уже сказано, совершенное владение всеми средствами пианистического искусства.

Понятие фортепианного стиля у Грига, разумеется, нельзя отделить от основных свойств его музыки — национально-окрашенной мелодики, гармонии, ритма. Множество типичных приемов не только гармонии, но и фактуры характеризуют Грига как национального мастера. Правильно утверждает Б. В. Асафьев, что «большая часть фортепианных колористических удач Грига вытекает из новизны народных интонаций и ритмов, чутко им преломленных» 9.

Сюда относится, например, разнообразное применение органных пунктов и остинатных фигур — от характерного «квинтования» в народно-жанровых пьесах до поразительных эффектов выдержанного остинатного звука («Кобольд», «Халлинг» из ор. 71). Прием остинатных повторов применяется и в мелодии — обычно в моменты большой «сконцентрированности» душевных состояний («Меланхолический вальс», «Летний вечер» — с настойчивым повторением ведущей интонации зова, призыва).

Типичная черта фортепианного стиля Грига — предельно экономная фактура сопровождения, выдвигающая на первый план значение самой мелодии. В иных случаях тема сначала целиком излагается одноголосно («Вечер в горах») и только во втором проведении сопровождается гармонизацией, как это нередко бывает в григовских обработках подлинных народных мелодий. Унисоны или октавные удвоения мелодии (без аккомпанемента) — обычный прием Грига, подчеркивающий либо изящество и легкость фактуры («Бабушкин менуэт»), либо экспрессию лирического момента в звучании одинокого голоса.

Иногда у Грига одноголосные эпизоды совпадают с напряженным моментом предрепризной кульминации и предваряют вступление главной темы. Напомним хотя бы выразительный драматический речитатив в среднем эпизоде пьесы «Тайна».

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.