Эдвард Григ / Глава девятая: «Норвегия» и детские песни

«Элегии» Грига на тексты Паульсена в зарубежном музыкознании (даже у норвежских музыковедов) получили скромную оценку: их причисляют обычно к мало удачным, второстепенным произведениям композитора. А между тем в его вокальном наследии найдется не много песен, в которых он с такой искренностью поведал бы о себе, своей душевной, внутренней жизни.

Может быть, именно потому они не завоевали широкой известности. Слишком скрытыми, затаенными чувствами проникнуты элегии Грига — осенние думы надвигающейся старости. Темы прощания, расставания, одиночества типичны для этого цикла, в котором интимно-личное, лирико-философское начало явно преобладает над картинно-описательным.

Проницательную оценку цикла, впервые в музыкознании, дал Б. В. Асафьев, определивший его как «явление очень значительное, насыщенное глубоким, сосредоточенным чувством и человечностью» ¹³.

Трудно отдать предпочтение какой-либо из песен ор. 59: каждая из них впечатляет цельностью замысла, законченностью, психологической содержательностью.

Думается, что первая песня — осенняя элегия скорбной примиренности — лучше всего определяет присущий циклу тон личного высказывания. Стихотворение Паульсена повествует о жизни и смерти в природе, о неизбежности чередований зимы и весны, расцвета и угасания («Нет, не тогда я уйду, когда расцветет весна: я уйду, когда опадут осенние листья, когда надо мной споют песню октябрьские бури»). В мерном ритмическом покачивании фортепианного аккомпанемента есть нечто, напоминающее печальную колыбельную песню:

Нотный пример 141 (часть 1)

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.