Московского Малого театра актер Щепкин

1

В 1838 году в знаменитой статье «Гамлет, драма Шекспира» Белинский писал, приступая к анализу исполнения Мочаловым роли Гамлета: «Сценическое искусство есть искусство неблагодарное, потому что оно живет только в минуту творчества и, могущественно действуя на душу в настоящем, оно неуловимо в прошедшем. Как воспоминание, игра актера жива для того, кто был ею потрясен, но не для того, кому бы хотел он передать свое о ней понятие».

По иронии судьбы та самая статья, где высказана эта грустная мысль о недолговечности сценического искусства, вот уже свыше ста лет служит убедительным ее опровержением: через «провода» этой статьи до нас в какой-то степени доходит самый «ток» могучего искусства великого трагика, и не только представление об общем характере его игры, о показанном им образе датского принца, о духе спектакля в целом. Нет, мы словно становимся сопричастны зрителям, находившимся в театре, «видим» и «слышим» Мочалова, но, повторяю, лишь «в какой-то степени».

Однако такие статьи, как этот шедевр Белинского, — своего рода уникумы. И, тем не менее, искусство великих актеров не проходит для нас бесследно. Если оно насыщено какой-то большой правдой, то в ней, в этой правде, оно живет как действенная, активная традиция.

Сценическое творчество Михаила Семеновича Щепкина было именно таким искусством. Старейшая артистка Московского Малого театра А. А. Яблочкина в юбилейные дни празднования 125-летия театра справедливо писала в «Правде»: «Малому театру русское искусство обязано зарождением реалистической школы актерского мастерства. Основоположник сценического реализма, великий русский актер Михаил Семенович Щепкин воплотил эти принципы в стройную систему. Щепкинская система стала творческим методом не только всех поколений актеров Малого театра, но и легла в основу учения о театре другого великого актера и мыслителя — Константина Сергеевича Станиславского. Система Станиславского является развитием и продолжением системы М. С. Щепкина. Реалистические традиции Щепкина, передаваемые из поколения в поколение его многочисленными учениками, живут на сцене Малого театра и до настоящего времени».

В этих строках лишь некоторую взволнованность можно отнести за счет их «юбилейности», — сущность же того, о чем они говорят, абсолютно верна и ни в чем не преувеличена. Напротив, к сказанному хочется даже добавить, что слово «традиция» в применении к искусству Щепкина требует каких-то «добавок», потому что мы привыкли именовать им нечто уже законченное. Между тем, щепкинская традиция жива и действенна не только в том смысле, что служит основой для дальнейшего развития сценического искусства, но и в том, что каждое новое поколение находит в ней для себя еще не прочитанное предыдущим поколением, т. е. новое.

И творцом этой неиссякаемой золотоносной жилы искусства был крепостной раб!

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.