Эдвард Григ / Глава десятая: Критическая деятельность Грига

Еще более резкое суждение Грига вызвала опера «Саломея», которую он считал «евангелием декаданса». Делясь свежим впечатлением от этой оперы, поставленной в Берлине под управлением самого Штрауса, Григ пишет Бейеру: «Да, это ты должен послушать! Здесь есть нечто от той «великой блудницы», о которой говорится в библейском «Откровении». Это евангелие декаданса, вопреки гениальной технике. Я готов бы снять шляпу, если бы только знал, что все это написано с искренним убеждением. Но вот в чем дело: невольно возникает подозрение, что здесь скрывается прежде всего погоня за сенсацией. А это уже становится преступным. Каким путем могло музыкальное искусство дойти до этого? По сравнению со всем этим, Вагнер — чистейший Моцарт. Что касается публики, которая каждый вечер наводняет театр, то это — «Новое платье короля». Не знаю, что чувствует она, но я, слушая обоими музыкальными ушами, был доведен почти до безумия и готов был бежать со всех ног» ³².

ГРИГ

(1906)

Но если в творчестве темпераментного, блестящего Штрауса Григ видел много действительно интересного, способного зажечь и увлечь слушателей хотя бы «блестящей игрой», то музыка модного в то время немецкого композитора Макса Регера была ненавистна ему именно в силу своих quasi-академических, а по существу глубоко консервативных тенденций (квинтет Регера Григ называл «плюмпудингом»). «То, что эту музыку признают в Германии гениальной, — печальный признак декаданса… — писал Григ в дневнике 8 мая 1906 года после исполнения регеровских вариаций на тему Бетховена. — Я в высшей степени либерален и стараюсь не судить по первому прослушиванию. Но здесь я делаю исключение, ибо эта претенциозная вещь привела меня в ярость. Что такое техника, если только не средство? И что это за особый вид техники? Скопление полифонических приемов — ни света, ни воздуха! Что толку, если и встретишь отдельные проблески в этой пустоте»

В сложных, противоречивых исканиях младших современников, принадлежавших уже новому XX веку, норвежский мастер умел отбирать то положительное и ценное, что могло обогатить музыку новыми выразительными средствами. Какой прозорливой и меткой кажется нам, например, его оценка произведений Дебюсси — главы французского музыкального импрессионизма.

Григ вполне понимал своеобразие стиля Дебюсси и отдавал должное его завоеваниям в области оркестрового и гармонического письма. Но он видел и опасность, таившуюся в стилистической манере французского композитора, — манере, «удобной для копировщиков» и могущей превратиться в условный стандарт. «Для каждого гурмана знакомство с Дебюсси — настоящее пиршество, — записал Григ в своем дневнике 8 декабря 1906 года по поводу симфонической поэмы «Послеполуденный отдых фавна». — В его оркестровой ткани видна настоящая гениальность. Чудесная гармония, вполне независимая от всяких традиций, но верная и прочувствованная, хотя и с излишествами, Как эксперимент, как выражение творческой личности я считаю эту вещь в высшей степени замечательной. Но в этом направлении нельзя создавать школу. И тем не менее это, к несчастью, должно случиться, ибо тут как раз есть нечто пригодное для профессиональных копировщиков» ³4.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.