Эдвард Григ / Глава десятая: Переписка Грига

Эстетические воззрения Грига, даже в приведенных кратких выдержках, не могут не привлекать своей объективной ценностью: многое в них сохраняет свое значение в наши дни. Композитор не претендует на глубину научного анализа, но высказывает свои суждения с прямотой и принципиальностью убежденного художника-просветителя и демократа, твердо верящего в большую жизненную и созидательную роль искусства. Здесь, как и в творчестве, он верен своим идеалам народности, заветам воспитавшей его демократической эпохи шестидесятых годов.

Таким же идейно стойким и принципиальным оставался Григ в своем отношении к современной общественно-политической жизни. Вошел в историю знаменательный конфликт Грига с французскими буржуазными националистами по поводу дела Дрейфуса. Несправедливое обвинение французского офицера еврея Дрейфуса в государственной измене, как известно, вызвало гневный протест многих передовых деятелей Европы. К этому протесту присоединил свой голос и Григ. Наряду с Жоресом, Золя, Бьернсоном, он счел необходимым публично, в печати, выразить свое негодование по поводу этой провокации и высказаться за пересмотр дела.

Когда осенью 1899 года знаменитый французский дирижер Э. Колонн предложил Григу приехать в Париж и принять участие в концертах его оркестра, норвежский композитор не только наотрез отказался от этих гастролей, но и счел необходимым опубликовать свой ответ в печати. Вот что писал Григ Колонну 12 сентября 1899 года:

«Дорогой маэстро!

Приношу вам большую благодарность за ваше любезное приглашение, но, к сожалению, должен признаться, что после результатов процесса Дрейфуса я не могу решиться приехать во Францию. Как и все люди нефранцузской нации, я возмущен несправедливостью в вашей стране и поэтому чувствую себя неспособным вступать в какие бы то ни было отношения с французской публикой. Извините меня за то, что я так думаю, и постарайтесь понять мои чувства» ³5.

Ответное письмо Колонна, в очень официальном тоне, свидетельствует о том, что переписка вызвала пристальное внимание французского правительства *.

Под покровом внешней любезности проскальзывают угрожающие нотки («…ваши многочисленные друзья здесь надеются, что вы уже раскаиваетесь в том, что написали это письмо»). В напыщенных выражениях Колонн заверяет Грига, что «Франция по-прежнему осталась страной свободы и справедливости» ³6.

Эти заверения не поколебали твердо сложившегося мнения Грига. И когда в ответ на его открытый протест из Франции дождем посыпались оскорбительные письма шовинистически настроенных «патриотов», то Григ спокойно заявил в следующем письме к Колонну, что эти письма для него были всего лишь «свидетельством злой воли и невиновности бедного Дрейфуса… Все же я надеюсь, — говорит он, — что легко возбудимые страсти французской нации вскоре уступят место мнению более разумному, более соответствующему тем правам человека, которые были декларированы французской республикой в 1789 году» ³7.

_______________________________________________________

*           Оба письма были опубликованы в газете «Figaro» от 4 сентября 1899 года.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.