Эдвард Григ / Глава десятая: Последние годы

И чисто вариационные (как, например, в «Спрингдансе Йуна Вестафе», № 2), и трехчастные композиции он «изнутри» пронизывает вариационностью. Одни и те же попевки по-новому интонируются, окрашиваются, расцвечиваются, и кажется, что эти затейливые «превращения» бесконечны.

Метод вариационного развития (как и метод орнаментирования мелодии) опять-таки всего ярче и колоритнее представлен в танцах наиболее старой традиции — танцах Мёлларгутена (№№ 6 и 8). Тема здесь каждый раз м е л о д и ч е с к и  в а р ь и р у е т с я, видоизменяется, гибко подчиняясь фантазии музыканта.

Таков затейливый «Гангар Мёлларгутена» в лидийском ладу (№ 6). Есть что-то от старинных скрипичных и лютневых вариаций XVI—XVII веков в этих изящных и прихотливых «наслаиваниях» коротких тем-наигрышей, в этих бесконечных повторах.

Более традиционным для Грига является другой принцип «варьирования крупным планом»: танец построен в контрастной трехчастной форме, где середина развивается на основе минорного варианта главной мажорной темы. Такова композиция халлингов № 4 и № 7; такой же метод применялся Григом и раньше. Но во всех случаях главной и единственной основой служит основная короткая тема-наигрыш, сразу определяющая весь характер танца: различны лишь способы ее «превращения». Этими типическими приемами Григ всюду пользуется по-разному, реалистически воплощая в «слоттах» колорит народных жанровых сцен. Среди его танцев — и величавый «Свадебный марш Гибоэнса» (№ 1), и более жизнерадостный «Свадебный марш из Телемарка» (№ 3), так близко напоминающий оригинальную пьесу Грига «Свадебный день в Трольхаугене».

Рядом стоят изысканно орнаментированные, поэтически-утонченные танцы Мёлларгутена и задорные танцы Кнута Люросена, фантастический «Свадебный поезд эльфов» (№ 14) и очаровательный по своей женственной грации, плавности спрингданс «Кивлетальские девушки» (№ 16), несколько напоминающий русские хороводные песни.

Так, любовно оберегая народные традиции, Григ обессмертил в своей музыке замечательное искусство норвежского танца. Можно сказать, что в двух последних народных циклах он с наибольшей полнотой выразил самые типичные — и при этом контрастные стороны национального норвежского характера: глубокую вдумчивость, поэтическую созерцательность — в песне; энергию, жизненную силу, сочный юмор, неиссякаемый оптимизм — в танце. Гениальный цикл «Крестьянские танцы» — лучшее воплощение того радостного восприятия жизни, которое всегда связывало Грига с его народом. Прямой путь отсюда — к народным обработкам Б. Бартока, С. Прокофьева.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.