Московского Малого театра актер Щепкин

Характерно, что порою люди с первого взгляда заинтересовывались мальчиком, что, несомненно, свидетельствует о каком-то обаянии, которое он внушал без усилия с своей стороны. Так это было, например, с известным в свое время автором «Душечки» И. Ф. Богдановичем. Зайдя как-то к графу Волькенштейну, имевшему зимнюю резиденцию в Курске, он в зале увидел Мишу Щепкина с книжкой в руках, заинтересовался им, поговорил и предложил брать книги из его домашней библиотеки, чем тот не замедлил воспользоваться. «Когда по прочтении я принес книгу обратно, — вспоминает Щепкин, — он, осмотревши ее, сказал: «Вот умница! бережешь книги». Потом расспросил, что я упомнил, и как при моей памяти я рассказал ему обо многом из нее, то он поцеловал меня в голову и сказал: «Хорошо, душенька, учись, учись! Это и в крепостном состоянии пригодится». С тех пор он постоянно наделял меня книгами, с такою же аккуратностью всегда спрашивая отчет о содержании прочитанного. «Если чего не поймешь, ты, душенька, не стыдись спросить у меня, я тебе, может быть, и помогу!» Но все это длилось очень недолго: Богданович сделался нездоров и умер».

По части школьных занятий Щепкин отмечает свои успехи в математике, а также практические занятия по геометрии, в результате которых он обучился землемерному и межевому делу. Над всем, однако, преобладает интерес к театру.

Не лишним будет отметить, что та склонность к игре, которая нередко уже с детских лет проявляется у будущих актеров в форме невинных мистификаций, рано обозначилась и у Щепкина. И. А. Горновским записан со слов курских старожилов забавный случай: Миша до такой степени перевоплотился в горемыку-нищего, что получил на соборной паперти милостыню из рук своего владельца графа Волькенштейна. К театру влекло его с детских лет непреодолимо.

«Между учениками 3-го класса, — сообщает Щепкин, — был ученик Городенский, родной брат по матери содержателям театра, г-м Барсовым. Так как в рисовальный урок все ученики соединялись в 3-м классе, то я тут и познакомился с Городенским и взял его, так сказать, под свое покровительство; а он за это, если я почему-нибудь опаздывал забраться в театральный оркестр с музыкантами, которые были из нашего дома и которым я всегда помогал таскать в театр или литавру, или контрабас, провожал меня в таком случае в раек, где мне было смотреть гораздо удобнее, чем из оркестра. Во время вакации, в деревне, в июле месяце, в день именин графини всегда игралась какая-нибудь опера, и я помню, что однажды умолял регента П. Г. Смирнова, чтобы мне дали какую-нибудь роль в «Несчастье от кареты», и мне дали роль Фирюлина, хоть мне было только 14 лет. Итак, я играл Фирюлина, а покойная сестра Александра — Фирюлину. Ну, про радость, которую я тогда почувствовал, я не буду говорить, потому что на это и слов нет; а особливо когда покойный граф, после спектакля, погладив меня по голове, сказал: «Хорошо, Миша, хорошо!» — и тут же дал мне поцеловать свою руку».

Как сын управляющего, Щепкин пользовался привилегией столоваться с графским дворецким. Но последний, обиженный за что-то на Семена Григорьевича, решил выместить обиду на сыне и, как полный хозяин в доме по случаю отъезда господ на лето в деревню, приказал кормить мальчика в людской вместе с дворником и кучером. «До смешного это оскорбило меня! — вспоминает Щепкин в «Записках». — Сына управителя, а главное — первого ученика в училище посылать обедать вместе с людьми казалось мне ужасным, и я несколько дней питался хлебом с водой; наконец начал приискивать средства: переписывал для товарищей кой-какие записки, что я делал и прежде, но тогда — из лакомства, а теперь за деньги, — так что у меня всегда был грош в кармане, и на него покупался следующий обед: на денежку салату, на денежку пивного уксусу, а на копейку конопляного масла… Наконец однажды Городенский объявил мне, что братья его, т. е. содержатели театра, предлагают мне выписать роли из комедии «Честное слово» и что за это они мне хорошо заплатят. Я согласился, и хотя комедия была в 5 актах, я, не манкируя уроками, выписал роли очень скоро, но когда принес свою работу, мне выдали 25 копеек медных».

На выпускном экзамене Щепкин опять отличился и получил награду, но покинуть на лето Курск ему не удалось: директору училища Кологривову необходимо было, во-первых, приготовить некоторые планы, чего лучше Щепкина никто бы не сумел сделать, а, во-вторых, в конце августа ждали в Курск попечителя Харьковского университета Потоцкого, и опять, по мнению Кологривова, никто лучше Щепкина не сумел бы приветствовать знатного гостя подобающей речью. Столь разносторонняя была уже в это время репутация юноши! В данном случае она его самого мало радовала, ибо в городе он скучал и томился.

Судьба, однако, вознаградила его за это огорчение: он познакомился с князем Прокопием Васильевичем Мещерским, автором торжественных од, а главное — крупнейшим для своего времени актером-любителем, оказавшим своей игрой громадное влияние на молодого Щепкина, как об этом будет рассказано далее.

Вскоре приехал долгожданный попечитель Потоцкий, и Щепкин выполнил порученную ему роль, о чем рассказал в «Записках» со своим обычным чудесным юмором: «Собрали в городе учеников, которые были в это время налицо; между ними и аз грешный. Когда дано было мне знать, чтобы я начал речь, то я подошел к попечителю, сделал поклон и довольно громко произнес следующее слова: «Ваше высокографское сиятельство! Когда вседействующий промысл соблаговолит на какое-либо государство излить свои милости, то обыкновенно посылает мудрых начальников» и проч. и проч. Вся речь состояла из подобных любезностей».

Как ни нелепа эта высокопарная речь, трудно с большей выразительностью продемонстрировать, с одной стороны, эту брызжущую талантливостью фигуру крепостного мальчика, лучше которого администрация в целом губернском городе не может никого найти для выполнения ответственнейшей задачи — приветствовать знатного гостя, а с другой, — тот дремучий лес ложных условностей, которые уже успели овладеть вкусом одаренного юноши и превратить его человеческую речь во взбитую пену напыщенной чепухи.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.