Павел Филонов

Живая голова. 1923

Холст, масло. 85×78

Государственный Русский музей, С.-Петербург

С п р а в к а

Комментарием к «Живой голове» Филонова могли бы стать его же рассуждения из «Краткого пояснения к выставленным работам» (1928): «В искусстве принято и освящено веками любоваться цветом да формой поверхности объекта и не заглядывать в нутро, как делает ученый-исследователь в любой научной дисциплине. Интересен не только циферблат, а и механизм и ход часов.
В любом предмете внутренние данные определяют и лицевую, поверхностную его значимость с ее формами и цветом <...> Не так интересны штаны, сапоги, пиджак или лицо человека, как интересно явление мышления с процессами в голове этого человека или то, как бьет кровь в его шее через щитовидную железу, и притом таким порядком, что этот человек неизбежно будет либо умным, либо идиотом». И далее: «Воздействие вещью на эмоции зрителя мастеров аналитического искусства является целевой установкой».
Эмоции зрителя, действительно, не остаются безучастными при взгляде на схему этой «головы», напоминающую скальпированную голову человека. Но всматриваясь в полотно, мы ощущаем в нем глубину, пространство и начинаем воспринимать изображенное развороченным человеческим «муравейником»; в его «анатомическом срезе» можно различить улицы и площади, заполненные народом. «Человек у него [Филонова] — всегда будет миром, а мир — человеком», — отмечает чешский исследователь М. Ламак.

 

Ю. Маркин

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.