Московского Малого театра актер Щепкин

В мемуарной литературе отзывы современников о князе Репнине рисуют его человеком просвещенным, гуманным, противником крепостного права. У читателя к этому представлению невольно присоединяются светлые образы наиболее близких Репнину людей: его родного брата С. Г. Волконского, одного из виднейших декабристов; его дочери Варвары Николаевны Репниной, столь ценимой Гоголем, особенно же многострадальным Т. Г. Шевченко, взыскательным и суровым в выборе друзей. Заслуги Репнина в деле выкупа Щепкина до самого заключительного момента совершенно неоспоримы. Но вот в этот-то последний момент словно маска гуманиста сползает с его лица и под нею открывается привычный облик барина, для которого до такой степени недоступен внутренний мир человека «низкого сословия», что в обращении с ним он способен допустить самые бесчувственные поступки.

Чтобы понять дальнейший ход дела, надлежит обратиться к следующему месту из приведенного выше последнего письма Ушакова к Репнину: «акт сделан на продажу на имя ваше, дабы после отпускная могла быть дана от лица вашего сиятельства».

Отсюда все и пошло. Этот окольный путь для освобождения Щепкина был избран потому, что прямой — был закрыт за смертью графини Волькенштейн: согласно существовавшему закону, опекун несовершеннолетних наследников не мог отпускать на волю крепостных, продавать же их имел право лишь по специальному дозволению сената. Таким образом, совершенный акт между Репниным и Анненковым пока что лишь ограждал Щепкина от возможности быть проданным кому-либо, кроме Репнина, в частности — графу Каменскому, опоздавшему всего на один день со своим предложением двенадцати тысяч. Но, чтобы поступить по купчей крепости в полное распоряжение Репнина и чтобы последний мог тогда отпустить Щепкина на волю, требовалось, во-первых, получить разрешение сената на продажу Щепкина Репнину и, во-вторых, Щепкину — получить от Репнина отпускную.

Что касается прохождения дела в сенате, то ускорить его, при своих громадных связях и высоком положении, Репнину, разумеется, ничего не стоило. Но, повидимому, он не мог и предположить, чтобы Щепкин тревожился тем промежуточным положением, в котором он находился: то ли ничьим крепостным, то ли крепостным сразу двух господ: Анненкова и Репнина…

Сам ли князь наконец вспомнил про неподвижно лежащее в сенате дело о продаже Щепкина или последний каким-либо образом ему об этом напомнил, неизвестно, но только в декабре 1819 года, т. е. более года спустя после заключения пресловутого акта, Репнин обратился к Анненкову с письмом, в котором, высказывая предположение, что разрешение из сената на продажу Щепкина уже получено, просил «поспешить совершением крепости и высылкою ее», «дабы, — добавлял он, — я имел возможность дать Щепкину отпускную и успокоить тем все его семейство».

Однако томительно протянулся еще почти целый год, пока получилось из сената разрешение. Предстояло совершить купчую крепость, что надлежало выполнить в Курске.

Хлопоты взял на себя И. С. Кологривов, директор курской гимназии, а до того — народного училища, хорошо помнивший Щепкина, когда тот у него учился. Он охотно принялся за дело, но и тут но небрежности Репнина не обошлось без шероховатостей, недоразумений и волокиты.

8 сентября 1820 года Репнин писал к Кологривову в так называемом «верющем письме», т. е. доверенности:

«Известясь ныне, что на продажу купленного мною семейства Щепкиных последовало уже от правительствующего сената разрешение, но не имея возможности по занятиям моим по должности получить лично от Анненкова крепостного акта, я прошу покорнейше вас, милостивый государь мой, принять на себя труд попросить г. Анненкова о совершении где следует в сходстве данной им мне расписки, на законном основании купчей крепости на проданное им мне семейство Щепкиных и, по получении оной вместо меня из присутственного места, доставить ко мне в г. Полтаву».

К этому официальному «верющему письму» князь Репнин не счел нужным прибавить из вежливости несколько строк личного обращения, и это обидело Кологривова, человека, повидимому, с чувством собственного достоинства. Отвечая Репнину (12 ноября, более чем через два месяца!), он пишет:

«Верющее письмо и при нем 500 р. деньги для совершения купчей на Щепкина от вашего сиятельства имел я честь получить. Но не получая от вас партикулярного письма относительно таковой порученности вашей, ожидал я получения оного с будущей почтой, но ожидание мое осталось тщетно. Признаюсь вашему сиятельству, что сие произвело во мне удивление: тем более, что я некогда по службе имел честь с вами быть знаком.

При сем нужным почитаю предуведомить вас, милостивый государь, что по вашему верющему письму я не могу теперь совершить купчей по той причине, что наступил рекрутский набор, по окончании же оного я с удовольствием постараюсь в полной мере исполнить порученность вашу.

Между тем доложу вашему сиятельству, что как совершение купчей имеет быть суммою на 8 000 руб., то для сего присланных от вас 500 рублей будет недостаточно; как по справке моей у крепостных дел Курской гражданской палаты оказалось, потребно еще к сему 50 рублей, о присылке которых ко мне, как я надеюсь, вы не оставите сделать ваше приказание».

На письме Кологривова имеется пометка Репнина: «Извиниться и послать 50 р.».

И вот — два заключительных штриха в истории выкупа Щепкина, особенно печальных для памяти князя Репнина.

Во-первых, без малого лишь год спустя собрался наконец Репнин исполнить свое столь несложное намерение — извиниться и послать 50 рублей. «Будучи весьма обременен множеством разных дел по службе, — писал он Кологривову 7 октября 1821 года, — я, к сожалению, не имел свободного времени отнестись прежде к вам письмом моим. Почему прося у вас за то извинения, остаюсь уверенным, что вы, как старый сослуживец мой, не будете сомневаться, что для меня всегда очень приятно воспоминание о тех, с которыми я некогда соединен был службою.

Препровождая при сем 50 р., покорнейше прошу вас довершить доброе дело насчет известного вам Михаила Щепкина с его семейством и не оставить меня вашим уведомлением, которое буду ожидать в Чернигове».

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.