Московского Малого театра актер Щепкин

На это объяснение Щепкина Гедеонов предписал ему объявить, что «на выдачу ему жалованья за время, в которое после данного отпуска пробыл он в С.-Петербурге, согласиться не может, потому: 1) что отпуск был дан Щепкину от московской конторы не по требованию с.-петербургской дирекции, для участия в спектаклях оной, но по собственным делам его. 2) Каждая отсрочка отпусков иначе не делается, как с разрешения директора; но это не доказывает еще того, чтобы вместе с отсрочкою предполагалось бы и утверждение на выдачу жалованья за время отсроченного отпуска. Отсрочка отпусков избавляет артистов только от взыскания штрафов, налагаемых в тех случаях, если бы артист просрочил отпуск самовольно, не испрося предварительно на то дозволения. 3) Участие актера Щепкина в представлениях на с.-петербургских театрах было, основано не на требовании о том дирекции, но на собственном вызове и желании г. Щепкина не проживать в Петербурге без дела, и самые отсрочки были даваемы ему не прямо по 1-е октября, но первоначально на несколько дней и продолжены потом до 1-го октября, смотря по тому, как просил Щепкин, соображаясь с своими делами. 4) Перед начатием г. Щепкиным в С.-Петербурге своих представлений были ему предъявлены условия, между коими не было и речи о сохранении при нем жалованья, и, наконец, 5) получивши за каждое представление по 40 руб. серебром поспектакльных, а сверх того, после 13 раз, полубенефис, директор полагает, что г. Щепкин за труды свои достаточно уже вознагражден».

Повидимому, Щепкин не спасовал перед крючкотворными уловками сановного бюрократа и предпринял какие-то дальнейшие шаги в защиту своих прав, потому что вскоре по предписанию того же Гедеонова удержанное жалованье было все-таки выдано Щепкину, для чего Гедеонов нашел благовидный предлог: во время своего отпуска артист «имел счастие» играть при «высочайшем дворе» в Царском Селе.

В 1853 году Щепкин совершил путешествие за границу, куда возил лечить своего сына. Здесь он посещал театры, встречался с знаменитой артисткой Рашель и виделся с Герценом. Перед этой поездкой и в связи с нею литературная и театральная Москва чествовала Щепкина 10 мая 1853 года торжественным обедом. 26 ноября 1855 года, по случаю 50-летия со дня знаменательного выступления Михаила Семеновича в «Зое», что было приравнено к полувековой сценической деятельности великого актера, был торжественно отпразднован щепкинский юбилей, в котором принял участие весь цвет литературы и театров обеих столиц.

15 апреля 1860 года последовало предписание Сабурова, заменившего Гедеонова на посту директора императорских театров, ежегодно выдавать Щепкину, «не в пример другим», по 2 тысячи рублей серебром взамен поспектакльной платы. Полагаю, что это было сделано по просьбе артиста, которого начали обходить при распределении ролей не только из-за его преклонного возраста, но также из-за высокой поспектакльной платы, которую он получал. Точно так же по его просьбе в 1862 году ему была выдана 1 тысяча рублей взамен бенефиса.

В апреле 1863 года, получив отпуск, Щепкин уехал лечиться в Крым. Здесь, в Ялте, Михаил Семенович Щепкин 11 августа 1863 года скончался.

Московская сорокалетняя деятельность артиста прерывалась, как мы видели, отпусками по болезни, поездкой за границу, но всего чаще — гастролями в провинции: в Казани, Нижнем-Новгороде, Одессе, Харькове, Туле, Орле, Ярославле, Калуге и т. д. В 1846 году он совершил поездку вместе с Белинским на юг России, гастролировал в Симферополе и других городах. Есть полное основание предполагать, что эти поездки он предпринимал не только ради заработка, в чем он, впрочем, благодаря причинам, о которых в своем месте будет сказано, постоянно испытывал недостаток. Сам выходец из провинции, он ощущал живую связь с нею, с простыми провинциальными людьми, с характерными чертами их жизни, с ее неторопливым течением. В частности, автор одной из первых биографий Щепкина, А. А. Ярцев, побывавший на родине артиста, со слов его родственников Уколовых записал характерные эпизоды приезда уже знаменитого столичного артиста в родные Палестины ¹.

Гастрольные поездки Щепкина имели большое значение для театральной жизни в стране не только потому, что они являлись своего рода передвижной пропагандой высокого сценического искусства, но еще и в силу глубоко доброжелательного внимания Михаила Семеновича, прошедшего суровую школу провинциального актера, к затерянным в провинции талантам. Результаты этой внимательности порою бывали чрезвычайно значительны.

Достаточно в этом отношении указать лишь на один пример в связи с казанскими гастролями Щепкина в 1838 году: это участие Михаила Семеновича в судьбе другого гения русского сценического искусства, Прова Михайловича Садовского. Вот что читаем мы в статье С. К. Шамбинаго «А. Н. Островский и П. М. Садовский»: «В труппе, окружавшей московскую знаменитость, состоял, между прочим, Садовский. От проницательного и опытного ока Щепкина не укрылась своеобычная талантливость Прова Михайловича. Он отметил молодого актера и не забыл его: в следующем году гениальный комик Малого театра стал крестным отцом Садовского на столичной сцене. Великим постом 1839 года Прову Михайловичу был дан закрытый дебют в Московском театральном училище, в спектакле, поставленном Щепкиным».

Как, однако, ни серьезно было значение этих провинциальных гастролей Щепкина, неизмеримо важнее была, разумеется, его основная деятельность — в Москве.

 
¹ См. «Ежегодник императорских театров» 1894—1895 гг., приложение, кн. 1.
 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.