Московского Малого театра актер Щепкин

Актер В. А. Каратыгин в роли Гамлета
(театральный стиль дощепкинской эпохи)

35

Отметим в них, прежде всего, настойчивое повторение все той же излюбленной мысли Щепкина о необходимости для актера глубокого изучения роли, новое подтверждение чему он воспринял в игре Рашель: «Да! Актер непременно должен изучить, как сказать всякую речь, не предоставляя случаю или, как говорят, натуре, потому что натура действующего лица и моя — совершенно противоположны, и, наделяя роль своею собственною персоною, утратится физиономия игранного лица… Если [изучив роль] и не одушевишь ее, все же не все дело пропало. Скажут: «холодно», а не «дурно». Нигде это так не отзывается, как в «Горациях», до какой степени нужно изучение. Она играет Камиллу с такою страшной силою, что для исполнения этой роли никаких человеческих сил недостанет; но искусство и строгое изучение дают ей полную возможность со славой выдержать эту роль: в самую страшную минуту, когда уже у нее недостает звуков, она так искусно отдохнет, что и самый отдых для нас кажется ее страданием, — а потом разразится с большей силой. Да, это — искусство, это — женщина замечательная! Я много уважаю ее, чтобы не сказать: люблю».

И вдруг после этого восторга и опьянения три трезвых строчки: «А со всем тем грустно: что бы было, ежели бы с этим талантом изучить искусство с требованиями современными или, по крайности, как мы, русские, на нeгo cмoтрим! Да это было бы чудо!»

Эта с виду невинная прибавка к дифирамбу в честь Рашель утверждает не более и не менее, как то, что зарубежное сценическое искусство насквозь консервативно и что оно столь безнадежно застряло в рутине, что даже первоклассный талант гениальной артистки не в силах с этой рутиной бороться! «Я не говорю о всех ее спектаклях, — продолжает Щепкин, — потому что сказать нечего: одно и то же, везде хороша. Но в драмах ей именно тесно, и потом, как только дойдет дело до какого-нибудь чувства, то лицо уничтожено, а является трагическая Рашель. И все это меня, старика, огорчало, потому что она могла всего этого избежать, если бы эта школа не вросла в нее. Но, я знаю, опытом, вырваться из нее теперь почти нет возможности».

Если относительно зарубежного сценического искусства Щепкин, в точном смысле слова, начав «во здравие», кончил «за упокой», то прямо противоположное получилось у него, когда он в том же письме переходит к рассуждениям о судьбах этого искусства в России. «Странно! — восклицает он. — Во всей Европе еще удовлетворяются декламацией такого рода, то есть с завыванием, а мы не сживаемся с этим пеньем. Неужели мы умнее всех? Нет, нас бог спас по нашей простоте. Все ведь это совершилось на моих глазах, всему этому был я свидетель. С 1805 года я на сцене; я застал декламацию, сообщенную России Дмитревским, взятую им во время своих путешествий по Европе в таком виде, в каком она существовала на европейских театрах… Так продолжалось до появления в России г-жи Жорж, которая в свое время увлекла всю Европу. Ее певучая манера, при ее обольстительных звуках, увлекла все театры так, как будто все это вросло в них. А нас бог спас: мы попели, попели, да и бросили. Вся Европа последовала за ее манерой умно, то есть, подумав, она составила пенье из своих народных звуков, которыми проникнут их родной язык, а мы, по глупости своей и по русскому «авось», не Думая не гадая, взяли чисто мотив французского, да и приложили к нашему твердоерт и какоерт. Чудо было! Так вот и слышу в моих ушах всю эту ахинею! И потому, как только мы начали подрастать, с годами умнеть, мы тотчас поняли эту нелепость и тотчас ее бросили; а ежели бы мы составили пенье из своих звуков, приноровленных к богатству нашего языка с его чудными мотивами, оно тоже бы вросло бы в нас, и нам тяжело было бы вырваться из оного, — ведь сколько и у нас поющих слов! Но у нас их поет сердце… Да, еще раз скажу, что русскому народу судьба предоставила довести это искусство ¹ до возможного совершенства. У нас нет старой колеи, в которой все они тонут; только бы нам дожить до добросовестного изучения, а то нас лень одолевает».

 
¹ То есть сценическое искусство.
 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.