Мемлинг / Пространственная двойственность. «Мадонна на троне»

Боковые створки триптиха по-своему вторят «пластической интонации» центральной части. Левая — «Рождество», где на первом плане изображена Мария, коленопреклоненная перед младенцем Христом, ощутима та же «готическая» плоскостность. Правая — «Принесение во храм», где богоматерь показана стоящей в окружении «земных» персонажей, в написанном по всем канонам ренессансной перспективы интерьере (современной Мемлингу архитектуры), композиция обретает сдержанную и цельную пространственность.

Если говорить о чистоте стиля как о категории чисто пластической, то в описываемом триптихе она, несомненно, нарушена. Однако объемные и естественно-подвижные «периферийные фигуры» и плоскостные, невесомые, «готические» персонажи переднего плана объединены ритмически и пространственно. Активное движение св. Маврикия из глубины картины на зрителя словно бы приглушается, смягчается нарочитой плоскостностью персонажей переднего плана, как будто реальный, из плоти и крови человек превращается в собственное, лишенное объема отражение: доминирующие в изображении св. Маврикия цвета — коричневато-лиловый (лицо и чулки), зеленый, золотистый и белый (кафтан и плащ), красный (шапка и ножны сабли) находят точное повторение в фигуре коленопреклоненного волхва. При этом темно-алый цвет ножен совершенно плоских — повторяется с той же плоскостностью, как чисто локальный цвет, в одежде первоплановой фигуры, лишая ее объемности, а всю картину чрезмерной, с точки зрения художника, иллюзорности пространства, которая была чужда его таланту, столь тяготевшему к ретроспекции.

Видимо, поэтому Мемлинг чувствует себя куда более уверенным в изображении одноплановых сцеп, где персонажи располагаются параллельно картинной плоскости и композиция изначально не ставит перед художником сложной проблемы пространственного размещения крупномасштабных фигур. (Небольшие фигуры в большой картинной плоскости Мемлинга не смущают, свидетельством чему служат «Семь радостей богоматери»).

К числу таких классических по простоте пространственного решения работ относится «Мадонна с младенцем па троне и два музицирующих ангела» (Флоренция, Уффици), одно из известнейших произведений Мемлинга, где обнаруживается, быть может более, чем где бы то ни было, его близость к итальянской традиции и вместе принципиальное несогласие с ней.

Картина не датирована, по стилистическая цельность, спокойное совершенство рисунка, редкостное, даже для Мемлинга, композиционное равновесие — все это позволяет думать, что перед нами произведение по крайней мере середины 1480-х, тем более что весьма близкий по художественным принципам «Венский триптих» мастера обычно датируется 1485 годом. Флорентийская «Мадонна на троне» по первоначальному впечатлению вызывает ассоциацию с венецианскими «санта конверсационе» с их задумчивой лиричностью, роскошью интерьера, непременным присутствием музицирующих ангелов и, главное, с их душевной просветленностью и тщательно продуманным композиционным равновесием.

Действительно,  в  этой  работе  Мемлинга  (что,  в  общем,  редкость)  даже  архитектура  близка  мотивам  ренессансного  итальянского  зодчества:  фигуры  «путти»  на  капителях  колонн  и у свода арки, лепные золоченые орнаменты, мягкая округлость  линий.   Правда, и пейзаж в глубине,  и  сами  персонажи  — плоть  от   плоти   нидерландской  традиции,   будто  фламандские  актеры   разыгрывают   тосканскую   или   венецианскую   пьесу.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.