Мемлинг / Портретные работы

Человек с медалью. 29×22. Антверпен, Королевский музей изящных искусств

 

Весьма сложно обстоит дело с портретными работами Мемлинга. За исключением немногих действительно выдающихся произведений, о которых шла или еще будет идти речь, портреты мастера в достаточной мере сухи и еще более однообразны по композиционной схеме, чем работы его предшественников; причем неизменная психологическая тонкость и несомненная одухотворенность мемлинговской живописи остаются неспособными преодолеть, «взорвать изнутри» это однообразие, как в портретах ван дер Вейдена. Зрителю приходится как бы «принять на веру» степень условности, предложенную художником, и, минуя неизбежную монотонность поз, расположения фигуры в картине, вглядываться сквозь все это в затаенную индивидуальность персонажей. Разумеется, в череде портретов встречаются вещи, необычные по пронзительной глубине характера. Достаточно назвать «Портрет молодого человека» (Лондон, Национальная галерея), с трогательно детской серьезностью меланхолического лица, прорисованного с трепетной и вместе суровой точностью, пли «Портрет Антуана Бургундского»26 (Шантильи, музей Конде), где надменность и замкнутость соединяются с чувственностью и где в горделивом взгляде неожиданно читается усталость и неуверенность, или «Человек со стрелой» (Вашингтон, Национальная галерея искусств) — портрет, удивительный своей душевной многозначностью и точной реализацией быстротечного, лишь на мгновение явившегося, выражения. Но и эти вещи проигрывают рядом с лучшим и известнейшим мужским портретом художника, вошедшим в историю искусства под названием «Человек с медалью» (Антверпен, Королевский музей изящных искусств)27.

В этой картине кристаллизуются в наиболее законченной и гармоничной форме те искания нидерландского портрета, которые не только подвели итог традиции XV столетия в самих Нидерландах, но и в значительной мере оказали влияние на итальянскую портретную школу позднего кватроченто28. Мягкая, но очень энергичная для Мемлинга лепка лица в сочетании с применением «открытой линии», то есть с использованием темного, четко очерченного темного штриха, тонкого и напряженного, как стальная пружина, торжественный аккорд смуглозолотистого цвета кожи, бирюзового с желтоватыми всполохами — пейзажа и черного — шапочки и одежды, составляющих единое тональное целое с иссиня-каштано-выми волосами, холодный отблеск бронзы в смуглой руке у правого нижнего края картины — все это создает редкостный по силе эффект. Портрет воспринимается как синтез северного и итальянского Ренессанса, где гармония композиции и колорита счастливо соединяется с поразительной индивидуальностью модели.

Следует заметить, что именно Мемлинг впервые использует для портрета пейзажный фон. Правда, и прежде нидерландские мастера изображали на фоне природы реальных людей, написанные с натуры лица, но то были части больших композиций, а не индивидуальные портреты. Мемлинг суммировал искания предшественников и придал им окончательную формулу: «человек — пейзаж».

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.