Димитрис Спатис. Костас Варналис

Тонко подмечая все нелепое, отсталое, прогнившее, Варналис беспощадно клеймит пороки буржуазного общества.

В центре повести — образ Сократа, мудреца, жизнелюба и насмешника, под конец жизни осознающего крах своей собственной идеалистической философии и одним ударом разрушающего всю постройку «идеальной демократии».

Сократ приходит к выводу, что его философия служила опорой существующих порядков, суть которых замечательно выражена в «сказке» о ворах, рассказанной им для «развлечения» судей. Сказка о ворах или о том, как были заложены основы первого классового государства, — блестящая находка писателя, острая сатира на буржуазную демократию в современной греческой литературе.

В «Апологии», как, впрочем, и в стихах Варналиса, можно найти самые различные оттенки и вариации комического — от беззлобного юмора на простые житейские темы до самого беспощадного сатирического осмеяния. Но, как и в стихах, в «Апологии» очень явственно ощущается лиризм Варналиса, его любовь к природе и красоте.

В «Апологии» получает дальнейшее развитие тема народа. Заявив своим судьям в лицо, что их демократия есть замаскированная тирания, Сократ в заключение своей речи обращается к народу, к тому измученному, страдающему человеку, которому посвящено все творчество Варналиса, и говорит, что спасение народа — в свержении тирании, в уничтожении эксплуатации.

Такой же публицистический пафос, такое же ощущение живой связи прошлого с современностью характерны и для другого произведения Варналиса — сатирической повести «Дневник Пенелопы». Здесь Варналис обращается не к историческому факту, а к легенде, к образу гомеровской героини Пенелопы — традиционному символу супружеской верности и добродетели. Обращение к сюжету гомеровского эпоса, известная модернизация мифа, сатирическое развенчание легенды о вечно верной супруге — здесь опять-таки не формалистическое трюкачество, а своеобразный отклик на злободневные политические вопросы. Следуя традициям Свифта и Анатоля Франса, Варналис на фантастической канве древней легенды создает весьма реальную сатирическую картину современного буржуазного государства.

«Дневник Пенелопы» печатался в то время, когда на смену немецко-фашистским оккупантам в Грецию пришли английские интервенты, расправившиеся с прогрессивным демократическим движением в стране. Но, обладая большой силой обобщения, сатира Варналиса выходит за рамки отдельной страны и конкретной политической ситуации. В предисловии к изданию 1947 года Варналис, предвидя яростные нападки на свою книгу, говорит, что такая реакция вполне закономерна, ибо «ее (Пенелопы) действия, мысли и образ жизни почти ничем не отличаются от действий, мыслей и образа жизни всех навязавшихся на шею своим народам господ, как бы они ни именовались и в какое бы время ни жили».

Образ Пенелопы мало походит на гомеровский прототип. Варналис лишает свою героиню ореола символа и наделяет ее земными страстями и недостатками — алчностью и жестокостью, типичными чертами властелина-собетвенника. Еще менее походит, на античный прототип Одиссей. В облике Одиссея-самозванца, по словам самого автора, воплощены типичные черты «сверхчеловека» — черты фашистских диктаторов-авантюристов, пришедших на смену старой одряхлевшей власти.

Разоблачению «фюреров» империализма посвящена книга Варналиса «Диктаторы». Серия портретов древнеримских властителей была написана еще в 1940 году, когда Греция стала жертвой разбойничьего нападения со стороны фашистской Италии, но вышла книга только в конце 1954 года.

В «Диктаторах», в отличие от прежних книг Варналиса, художественный вымысел уступает место историческим фактам. На основании этих фактов в книге воссоздается ужасающая картина разложения рабовладельческой империи, обреченной историей на неизбежную гибель. По выражению одного из греческих критиков, в «Диктаторах» Варналис ставит перед одряхлевшими силами современного эксплуататорского общества зеркало, сатирически отражающее его уродливое лицо.

Варналис внес также большой вклад в греческое литературоведение, впервые осветив проблемы новогреческой литературы с позиций материалистической философии. Помимо большого исследования «Соломос без метафизики» Варналис написал множество критических статей.

Большой друг Советского Союза, где он побывал во время Первого съезда советских писателей в 1934 году, Варналис и по сей день продолжает борьбу за развитие мирных отношений между народами, активно участвуя в движении греческих сторонников мира, в борьбе за освобождение Кипра из-под английского колониального ига. Ни возраст, ни тяжелые условия жизни и творчества не сломили духа поэта, не поколебали его преданности народу.

Варналиса по праву назвали в его родной стране «весной современной прогрессивной греческой литературы».

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.