Костас Варналис. Свобода

Я пришел к тебе, ночь, а в тебе сновидений родник.
На вершине стою, на вершине бессмертной свободы.
Холод в сосны проник, холод в самое сердце проник,
Холод водит твоих заколдованных звезд хороводы!

Я на цыпочки встал, я тянусь в беспредельный простор,
Я кричу — и мой голос исполнен желанья и муки,
Я подобен кресту, руки я широко распростер,
Я к планетам воздел свои длинные тощие руки!

Я глядел на тебя, и одела глаза пелена,
Жизни ход ощутил я — с трудом, и сурово, и глухо.
Жизнь моя покатилась, корнями с тобой сплетена,
В чистом мире мечты, в чистом мире безмерного духа.

Что просил — то исполнилось! Силою крыльев двойных
Иль дыханьем одним — я приподнят над кручей большою;
Как терзался тогда я, в томленьях бессонниц ночных,
Полагая, что я обладаю свободной душою.

Но, когда попытался я к людям спуститься во мгле,
Чтобы мглу разогнало мое неподдельное пламя,
Я почуял, что ноги прикованы к дряхлой земле,
Крепко стянуты руки тройными земными цепями!

И заплакал я. Больно. И кочет запел за рекой.
И услышал я голос, он мне показался судьбою:
«Ты свободу возьмешь только сам. Лишь своею рукой.
Не добудешь ее ни слезами, ни жаркой мольбою!

Если нет вне тебя ее — что нам души благодать!
Нет ее и в душе, та душа — только жалкое бремя!
У немногих возьми, чтобы многим свободу отдать,
Чтобы ею одной на земле наслаждаться со всеми!

Ведь куда б ни пошел ты — потащишь оковы и впредь,
На тебя их надели не боги — их люди надели!
Чтобы душу спасти, не пытайся ее запереть, —
Ты сужаешь ее, ты томишь ее в малом пределе!

Косной лени созданья пускай догнивают в былом,
В бездну горя людского спускайся, как свет, бескорыстен!
Единеньем силен, сочетайся с великим числом:
Только так обретаются Ритмы сияющих Истин!

За Законом истории следуй дорогой прямой,
Одиночество в мире тебя не спасет от насилья.
Храбро первым шагай, не плетись за судьбою немой.
Никакие благие мечты не поспеют за былью!»

Буря взмыла во мглу. Озарилась небесная высь.
Лязг мечей услыхал я и стук топора дровосека.
Темной крови ручьи по земному челу полились,
Потеряла опору система прогнившего века!

Немезида летела. Под ней сотрясалась земля.
На ветру ее пряди взметнулись вольней и свободней!
Не уйдя от нее, волки к травам прижались, скуля,
Чтобы броситься в бездну, в безмолвную глубь преисподней!

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.