Костас Варналис. Диктаторы (Главы из книги)

Но Югурта был не из тех, кто рад бывает просто дешево отделаться. Он решил добиться большего. Как только его нога коснулась римской земли, он первым делом подкупил трибуна Гая Бебия. Это было большой удачей. И вот почему. Во время процесса, когда Югурту о чем-то спросили, Бебий поднялся со своего места и воскликнул:

— Я запрещаю ему говорить. Veto!

Вот в чем заключалась сила трибунского звания. Сила отрицательная, но страшная. Стоило лишь одному из двух, а позже одному из десяти трибунов подняться и произнести «veto», все останавливалось!

Запретом, который трибун наложил на Югурту, процесс был «на неопределенное время» прерван, а Югурта спасен. Он был спасен, но не успокоился.

Жил в Риме внук царя Масиниссы по имени Массива. Ему удалось бежать сюда после падения Цирты. Здесь консул Спурий Альбин (преемник Кальпурния) уговорил Массиву потребовать от сената корону Нумидии (иными словами, Массива убедил Альбина помочь ему захватить престол!).

Опасного претендента на его престол бесстрашный Югурта решил убрать. Но эго было нелегким делом. Югурта не мог надеяться на поддержку своих бывших «друзей»: их бессовестность была разоблачена, и теперь они не осмеливались его поддерживать. Они были очень напуганы всеобщим возмущением.

Поэтому Югурта взялся за дело сам. Он поручил одному из своих приближенных, Бомилькару, найти нескольких убийц, которые освободили бы его от докучливого родственника. Во все века политические убийства были обычным явлением!

Убийцы нашлись моментально. Они устроили засаду и отправили Массиву в царство Плутона, зарезав его. Однако один из убийц был схвачен властями. Средствами, также известными во все века, преступника заставили сказать правду — редкий случай, когда «правда» такого рода оказывается настоящей правдой!

Бомилькар был объявлен моральным виновником преступления, но Югурта сумел устроить ему побег в Африку, прежде чем власти успели арестовать и осудить его. Можно не сомневаться, что этому побегу способствовали и «друзья» Югурты.

 

После этой проделки Югурты сенат приказал ему удалиться с территории Италии. Как раз в тот момент, когда он покидал стены Рима, всходило солнце. Черный царь обернулся и долго смотрел на прекрасную столицу мира, освещенную Аполлоном. Презрительно покачав головой, он произнес:

— О продажный город! Ты скоро вообще перестанешь существовать, если найдешь себе подходящего покупателя!

Как только он уехал, Рим отправил вслед за ним консула Спурия Альбина, чтобы положить конец войне. Однако хитрый африканец, то отступая, то переходя в наступление, то ведя с противником переговоры и бесконечно затягивая их, заставил римлян безрезультатно потерять целый год. В Риме объясняли тогда эту неудачу не нерадением или бездарностью консула, а щедрыми даяниями царя.

 

По истечении года консул Альбин вернулся в Рим, оставив своим заместителем в Африке своего брата Авла. Но Авл не обладал ни умом, ни военным опытом.

Тогда Югурта подкупил множество офицеров (командиров когорт и центурионов) и воинов Авла и ночью напал на лагерь римлян. Римляне были разбиты наголову. Что же произошло? Подкупленные офицеры и воины либо обращались в бегство, либо переходили на сторону врага.

Побежденный Авл вынужден был подписать позорный мир с царем «варваров» (110—109 гг. до н. э.). Сенат отказался ратифицировать этот договор: против ратификации выступил народный трибун Гай Мамилий Лиметан, Этот трибун предложил расследовать действия всех тех, кто, получая деньги от Югурты, поощрял его пренебрегать Римом и воевать против него.

Нажим со стороны народного трибуна вынудил сенат продолжать войну против Югурты. В Африку был послан способный консул Метелл, который нанес Югурте ряд поражений. Это значит: не захотел продаться!

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.