Костас Варналис. Диктаторы (Главы из книги)

Хороша империя!

Ни с кем и ни с чем не считаясь, Калигула бесчестил юношей, девушек и замужних женщин. Он приглашал к себе во дворец самых уважаемых матрон вместе с мужьями. Роскошно их угощал. А после еды и попойки приглашал дам продефилировать перед ним. Он рассматривал их, чтобы выбрать самую лучшую, как рассматривает работорговец живой товар. Многие из них опускали глаза от стыда. Молодой император брал их за подбородок и поднимал голову, чтобы лучше разглядеть их. После этого осмотра он выбирал наиболее соблазнительную и уводил ее’ в соседнюю комнату. А когда вскоре парочка возвращалась в трапезную с «растрепанными волосами», Калигула расхваливал перед всеми достоинства или порицал недостатки своей избранницы.

 

Роскошь, которой окружил себя Калигула, была баснословной. Для егo безумных расходов нужны были огромные деньги. И он старался собрать их как можно больше, вводя новые налоги, конфискуя имущество богатых и принуждая почти всех граждан делать его своим наследником.

В одной из комнат дворца было столько золота, что Калигула, разувшись, шагал по нему, счастливый и опьяненный.

Крупнейшим источником доходов для Калигулы, как и для всех римских императоров, начиная с Августа, служили провинции. Их он грабил и обирал до нитки.

Светоний продолжает:

«После первых семи месяцев доброты он слег в постель. А после болезни поднялсй зверем!» С тех пор он стал одержим идеей собственной божественности. Титул императора или царя казался ему уже слишком малым. Ведь было столько других царей в Европе, в Азии, в Африке! И если до тех пор императоры причислялись к сонму богов только после смерти, то Калигула захотел стать богом и наслаждаться божескими почестями еще при жизни!

Он велел собрать в Греции все лучшие статуи всех богов, изваянные самыми знаменитыми скульпторами, но не потому, что любил искусство, а только для того, чтобы отбить у статуй головы и взамен водрузить им на плечи слепок со своей собственной головы. Среди этих злополучных статуй оказался и Олимпийский Зевс, шедевр Фидия. Впрочем, новейшие историки утверждают, что Калигула только собирался обезобразить эту статую Фидия, но в конце концов оставил ее нетронутой.

 

В Риме он воздвиг в честь себя храм и установил внутри него свою статую, отлитую из золота. Он назначил своих собственных жрецов, и почти все римские аристократы из кожи вон лезли, чтобы попасть в число служителей бога Калигулы. Обычно он восседал на троне между двумя своими сестрами-любовницами. Он любил, чтобы народ оказывал ему почести в цирке.

Мания величия была у него настолько сильна, что летними ночами он открывал окна своей комнаты и делал знак луне сойти с неба, чтобы… спать с ним в его постели! А днем он беседовал с Юпитером. Он говорил с ним вполголоса, распекал его и… стращал!

— Я прогоню тебя обратно в Грецию, — кричал он ему, — туда, откуда привез тебя! — Вскоре, однако, Калигула смягчался и прощал… Юпитера.

— Ничего, — говорил он ему. — Научишься!

Юпитер чувствовал, что премного обязан своему покровителю, и приглашал его к себе отобедать.

«Домом» Юпитера был Капитолийский храм. Поэтому Калигула выстроил галерею, которая начиналась у Палатинского холма и доходила до Капитолия. По этой галерее два великих божества ходили друг к другу в гости и каждый день бывали вместе!

Из всех римских императоров Калигула был самым жестоким, но и самым слабым; самым бесчеловечным, но и самым трусливым; самым скупым, но и самым расточительным. Человек крайних противоречий, он был способен со страстью безумца любить и ненавидеть и живых и мертвых.

 

Телосложения он был такого: крупный, высокий, но с худыми ногами и тонкой шеей. Цвет кожи у него был бледный, глаза глубоко посаженные, виски — впалые. Всегда широко открытые, глаза его, наподобие рыбьих, никогда не мигали, словно у него не было век.

Лоб его был, по словам Светония, «высокий и нахмуренный».

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.