Мемлинг / Рака св. Урсулы

Рака св. Урсулы. Прибытие в Базель

Рака св. Урсулы. Прибытие в Базель

 

Третье панно — смысловая и пластическая кульминация первой части рассказа. Следует еще раз напомнить, что отделенные друг от друга картины существуют в некоем кажущемся живописном и пространственном единстве, и здесь — несмотря на всю продуманную архаичность композиций — ощутим намек на ту «планетарность» видения Мемлинга, которая угадывалась уже в «Семи радостях богоматери»: вселенная многолика, изменчива, но едина; передвигаясь по Земле, человек остается на ней, она везде одна и та же, но повсюду разнообразна. Пластический прием становится прямым выражением если не философии художника (вряд ли Мемлинга можно причислить к живописцам, имевшим глубокую мировоззренческую основу в своем искусстве), то его восприятия жизни, широкого и светлого, в котором находилось место и великому и малому и где малое и великое естественно и незаметно перетекали друг в друга и друг друга обогащали.

Так два первых панно оказываются своего рода увертюрой к третьему, в них накапливается та динамическая и колористическая напряженность, то — вначале еще спокойное — сочетание алых, бирюзовых и золотистых пятен, которое в «Прибытии в Рим» взрывается и рассыпается, подобно фейерверку, как начатая роялем мелодия повторяется мощным многоголосием оркестра. Фигуры укрупняются, вырастают, их много — куда больше, чем в предшествующих панно, блистают золотом украшение тиары и шитье облачения папы, красные, багровые, карминовые тона наполняют картину густым горячим сиянием, в котором с особой пронзительной силой звучит холодная бело-голубая тональность одежды св. Урсулы, хрупкой и одинокой в этой полнокровно-праздничной толпе.

Фигурам тесно в пространстве картины: оба сюжета — и встреча с папой, и крещение — многолюдны, но теснота эта, благодаря виртуозной композиции, не перегружает поле панно, но насыщает его некоей особой динамической плотностью, связывая движения и жесты фигур в единую монолитную, наделенную как бы общей мускулатурой, массу: контрастная пирамидальная группа слева, увенчанная тиарой в левой части, находит свое продолжение (правую грань) в мягкой по цвету сцене крещения, где алая тональность левой группы рождает скромное эхо в единственном красном пятне. А высокий, обрезанный верхней рамой, портал базилики плотно замыкает трехчастную композицию, создавая естественную цезуру, паузу, чтобы зритель четко воспринял «антракт» между двумя сторонами реликвария.

Три панно противоположной стороны также объединены почти целостным пейзажем, также воспринимаются с первого взгляда словно бы происходящими на том же самом пространстве планеты.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.