Мемлинг / Примечания

26 Вероятно, копия, сделанная при жизни Мемлинга, но качество ее очень высоко. Менее удачна другая, хра­нящаяся в Дрезденской галерее. Портрет идентифици­рован по написанному на обороте гербу и девизу. Ан­туан Бургундский (р. 1441) был внебрачным сыном Филиппа Доброго и назывался «Великий бастард (не­законный сын) Бургундии».

27 Моделью мог послужить знаменитый медальер Карла Смелого итальянец Николо ди Форцоре Спинелли или другой итальянский мастер, работавший несколько позже в Нидерландах,— Джиованни ди Кандида. Не исключено, что на портрете изображен какой-либо коллекционер старинных монет и медалей.

28 См.: Г р а щ е н к о В. Н. Итальянская портретная жи­вопись раннего Возрождения и Нидерланды.— В кн.: Советское искусствознание’ 78, вып. 2. М., 1979, с. 78.

29 Портрет изображает Марию, дочь брюггского бурго­мистра Гийома Мореля и его жены Барбары Вендерберге. В своем очерке «Сивилла Самбета» Бушо, срав­нивая портрет с сохранившимися изображениями отца и матери Марии, отмечает полное отсутствие сходства между родителями и дочерью. На верхней левой час­ти фона картины латинская надпись: “Sibilla Sambetha quae et Persica an. ante Christ, nat 2040” (Сивилла Сам­бета, называемая также Персидская, жившая в 2040 г. до рождества Христова). На нижней части рамы дру­гой латинский текст: “Ессе bestiam conculeaberis gignetur domunus in orbem terrarum, et grenium virginis erit salus gentium invisibila verbum palpabitur” (Ты будешь попирать зверя, владыка будет рожден для вселенной, грудь девы станет спасением мира; и явится невиди­мый глагол). Сивилла Самбета почиталась как высшая из языческих сивилл; согласно легенде, родилась в Иудее или в Халдейском царстве. По другим версиям, считалась дочерью Ноя. Одежда Марии Морель восхо­дит отчасти к гравюре итальянского гравера Балдини, жившего, согласно Вазари, в середине XV века и оста­вившего среди прочих работ четырнадцать гравирован­ных изображений сивилл (В о и с h о t Н. La Sibille Sambeth.— Revue de l’art ancien et moderne, V, 1889).

30 Это зеркало, встречавшееся уже у ван Эйка, было для нидерландского искусства своего рода концентрацией великого в малом и вызывало восхищение итальянских знатоков (В а х a n d а 11 М. Bartholomeus Facius on Peinting. A Fifteenth Century Manuscript of the “De viris illustribus”.— Journal of the Warburg and Courtauld In­stitutes, XXVII, 1964, p. 103). Следует напомнить также о символике традиционных деталей: «зеркало безу­пречное» символизировало мадонну, шар (в данном случае яблоко) — земной шар — «зеркало божества». Диптих олицетворял божественный и земной миры, ма­донна — связь между ними.

31 Для подобных композиций Панофским предложен спе­циальный термин: “Corner-space portrait” («Портрет в угловом пространстве») (Р а n о f s к у Е. Op. cit., p. 310).

32 «Златая легенда» — известное сочинение XIII века, со­держащее жизнеописания католических святых. Напи­сано генуэзским архиепископом, дефинигором ордена св. Доминика Джакопо Варадже (Иаковом Варагин- ским, 1228—1298) около 1260 г. По преданию, восхи­щенные монахи, читая это произведение, восклицали: «Вот златая легенда!» — откуда и произошло название. Напомним, что одна из рукописей «Златой легенды» стала важной частью сюжета «Преступления Сильвест­ра Бонара, члена Института» Анатоля Франса (1881).

33 Уместно напомнить мысль М. М. Бахтина: «…стилизатору важна совокупность приемов чужой речи именно как выражение особой точки зрения» (Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972, с. 324).

34  Николай Кузанский. Соч. М., 1979, т. 1, с. 101.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.