НА ПУТИ К ЦЕЛОМУ (Ф. М. Достоевский)

настроениями, занимавшими некое место в его взглядах начала 60-х годов. Писарев в1867 г. отчетливо видит антигуманистический смысл теории «сильного человека».

«Что хорошо в простом человеке, то хорошо и в гении; что дурно в первом, то дурно также и в последнем… Словом, с точки зрения тех мыслителей, которых произ­ведения господствуют над умами читающего юношества, деление людей на гениев, освобожденных от действия общественных законов, и на тупую чернь, обязанную раболепствовать, благоговеть и добродушно покоряться всяким рискованным экспериментам, оказывается совер­шенною нелепостью, которая безвозвратно опровергается всею совокупностью исторических фактов» *.

Принципами построения своего романа Достоевский заставил Елисеева обратить против этого ромапа целую эстетическую систему. «Нелепая», «больная», «не заслу­живающая серьезного разговора» теория Раскольникова заставляет Писарева противополагать ей свою философию истории, теорию исторического прогресса, в которой отри­цается сколько-нибудь заметная роль выдающейся лично­сти в перемене «общих условий». Эти условия «могут быть изменены только путем настойчивого и неумолимого проповедования… научной истины» **, и Писаревым принципиально отвергается насилие как решающий фак­тор изменения общих условий»:

 

*              Там же, с. 351.

**             Там же, с. 349.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.