Франческо Бартоломео Растрелли / Санкт-Питербурх

Царь был настойчив в своих желаниях. В результате через полгода после приезда Растрелли, 6 августа 1716 года, талантливый зодчий Жан Батист Леблон в пожалованном чине «генерал-архитектора» прибыл в Петербург.

Еще начиная с X—XI веков на Руси охотно пользовались опытом и мастерством иноземных зодчих. Им поручали опоясывать города могучими стенами, возводить монументальные храмы и дворцы, требуя одного — строго соблюдать каноны и традиции русского искусства, сложившиеся на основе верований и вкусов народа. Требование было незыблемо вплоть до конца XVII столетия. Отменил его Петр I.

Уроженец континентальной Москвы, он еще с детских лет грезил бескрайним морем и надутыми ветром парусами. Даже свой новый город, свою столицу на Неве он видел поначалу в мечтах на чужой манер: похожей на дорогие его сердцу портовые города Голландии, Северной Германии, Прибалтики. Со дня рождения города, с первой забитой сваи велит Петр приглашенным зодчим строить дома на голландский манер. Пусть пока из дерева, но с обязательной раскраской под кирпич и камень. Даже колокольня Петропавловского собора в крепости напоминала (по словам И. Э. Грабаря) шпиц копенгагенской биржи.

Шли годы. Все дальше на запад отодвигалась граница от Петербурга. Гром артиллерийских орудий победоносной русской армии и молодого флота возвестил миру, что на востоке Европы родилось могучее государство, способное принимать серьезное участие в будущих судьбах западных стран и народов. И конечно, столица такого государства не могла строиться по образу и подобию городов маленькой Голландии. Ее место было среди крупнейших столиц Европы. Например, рядом с прославленным Парижем, с его дворцами и знаменитыми загородными резиденциями. Создать такой Петербург с российским Версалем обязан был, по новому замыслу Петра, прославленный Жан Батист Леблон.

Парижанин прибыл в город на Неве, преисполненный сознанием значимости и некоего пренебрежения к архитекторам, уже работавшим здесь. Чтобы показать свою деловитость, Леблон убедил князя Меншикова собрать девятого августа всех иноземных зодчих, а он, Леблон, изложит им свои планы и мысли о строительстве Санкт-Питербурха.

Новоиспеченному царскому любимцу князь перечить не стал. К урочному часу собрались инженер-полковник Доменико Трезини, Георг Маттарнови, Михаил Земцов, Денис Брукет, Иоганн Браунштейн. Приехал Растрелли с сыном. Сел позади всех, тяжко опершись на массивную трость с золотым набалдашником. Слушал молча, внимательно, но при словах «дабы решений его, Леблона, все были послушны…» вскочил уязвленный и, налившись кровью, стал ругаться и кричать: он, Растрелли, послушен только господу богу и императору. Собравшиеся зашумели, и собрание закончилось ничем.

Подобного непризнания своей парижской славы и небрежения к новому генерал-архитекторскому чину Леблон перенести не мог. Да вдобавок от кого? От провинциального скульптора, никогда в прошлом не занимавшегося архитектурой. И Леблон начал действовать. Он отправил Петру I донесение о лени и бездеятельности своего обидчика.

Для государя, который сам трудился не покладая рук, этого оказалось достаточно. Растрелли тут же отстранили от всяких архитектурных дел в Стрельне.

Тщетно стремился итальянец восстановить свою репутацию. Пытался объяснить императору всю напраслину воздвигнутых обвинений. Тот даже читать не стал оправдательной записки. Озлобленный Растрелли решил действовать иным путем.

Направляясь в Канцелярию городовых дел вместе с переводчиком Михеем Ершовым, Леблон нередко проезжал мимо дома Растрелли. В один из таких дней, когда коляска француза появилась в конце улицы, ей наперерез бросились помощник скульптора Лежандр и охочие до развлечений подмастерья. Одни начали резать постромки у лошадей, другие, вытащив Леблона в грязь, стали кулаками доказывать правоту своего учителя и хозяина. Только ругательный крик Михея Ершова да его шпажонка не дали свершиться окончательной расправе.

Леблон подал пространную жалобу князю Меншикову, пустив вдобавок гулять по рукам ехидный пасквиль про некоего бездарного флорентийца, «прилежного искателя милостей».

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.