Франческо Бартоломео Растрелли / Санкт-Питербурх

Настал черед задуматься Александра Даниловича Меншикова. Светлейший больше всего на свете любил деньги, почет и лесть. В случае если наблюдение за всеми строениями города перейдет к Леблону, то лишится он кое-каких сумм, прилипавших к рукам от поставок работных людей и материалов. Одновременно итальянский граф просил разрешения вылепить парадный портрет светлейшего, а француз к такому не способен.

Меншиков замял дело о побоях. Милостиво согласившись позировать для портрета, пообещал вернуть итальянцу государево расположение. 26 октября 1716 года он донес Петру I: «…между Леблоном и Растрелли произошли великие ссоры, которых старался я всячески мирить и на силу сего часа примирил, из чего и они довольны и я зело рад…»

Пять с лишним десятилетий спустя приехавший в Россию в 1735 году Якоб Штелин запишет в своих воспоминаниях: «Леблон… преследовался князем Меншиковым и его приверженцами…» Далее следует фраза непонятная: «…был бит царем и вскоре умер». Горячность Петра хорошо известна. Дубинка его недолго залеживалась без дела. Но для такой расправы с иноземным архитектором требовался серьезный повод. Можно строить различные предположения, однако истина пока остается сокрытой. Зато ясна атмосфера жизни и творчества художников.

На донесение светлейшего последовало окончательное царское решение: итальянцу Растреллию завершить деревянную модель дворца в Стрельне. В дальнейшем участия в государевых строительных делах не принимать, а заниматься скульптурой. Вскоре последовало еще одно повеление: означенному Растреллию переселиться на Первую Береговую улицу, где Освобожден ему дом, удобный для работы над медной персоной государя и для жилья.

Было недолгое время, когда Петр полагал, что Первая Береговая улица (ныне Воинова) станет одной из главных. Сверху вниз по течению встали в ряд вдоль Невы дворцы самых близких к государю людей. Дом князь-игуменьи всешутейшего и всепьянейшего собора княгини А. П. Голицыной. Одно из первых каменных строений города — дворец Натальи Алексеевны, любимой сестры Петра.

После смерти царевны летом 1716 года дворец отдали Канцелярии городовых дел или, как стали ее называть с 1723 года, Канцелярии от строений. В служебных пристройках дворца разместились «мастерские департаменты, в которых работают всякие мастерства». Полсотни чиновников под командованием генерал-майора Ульяна Синявина ведали делами и судьбой тысячи семисот иноземцев и русских, усердно трудившихся над многочисленными постройками города и окрестностей. В нелегком деле генералу помогал батальон солдат во главе со штаб- и обер-офицерами.

Рядом с большим и вечно шумным домом Канцелярии притулился маленький домик с мезонином — дворец государева сына Алексея Петровича. После убийства царевича дом пять лет стоял пустой, пугая запоздавших прохожих неприятной тишиной и неосвещенными окнами. Только в 1723 году обосновалась в нем Берг-коллегия.

За домом царевича, подальше от Невы, стоял дворец К. Левенвольде, обер-гофмаршала двора Алексея Петровича. Сыновья ловкого курляндца еще сыграют немалую роль в годы царствования Анны Иоанновны.

Рядом с дворцом Алексея Петровича стоял такой же точно домик царицы Марфы Матвеевны, вдовы старшего брата Петра — царя Федора Алексеевича. Царица скончалась накануне нового, 1716 года, и с той поры дом поджидал нового хозяина. Сюда летом 1717 года с Французской улицы на Васильевском острове, где он жил последние месяцы, и переехал Бартоломео Карло Растрелли с семьей и учениками.

Вдова Ивана Алексеевича — второго брата Петра, царица Прасковья Федоровна, мать будущей императрицы Анны Иоанновны, жила в соседнем доме. После ее смерти в 1723 году во дворце поселился брат покойной — кравчий В. Ф. Салтыков. А следующий дворец, отличавшийся своим великолепием, принадлежал Якову Виллимовичу Брюсу.

Вот каковы новые соседи семейства Растрелли. Люди, с которыми встречались и, возможно, хорошо знались отец и сын. Пройдут годы, и судьбу человеческую станут определять благонадежность и милостивое расположение власть имущих. Растрелли старший и младший не единожды вспомнят, что своевременное хорошее знакомство никогда не во вред.

А пока что в новом доме на Первой Береговой срочно завершается изготовление модели государевой усадьбы на мызе Стрельна.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.