Франческо Бартоломео Растрелли / Художник и заказчица

Ф.-Б.Растрелли. Смольный

Ф.-Б.Растрелли. Смольный. Вознесенский Новодевичий монастырь. Рабочая модель. Дерево. Научно-исследовательский музей Российской академии художеств

∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼

В сравнении с Италией и Испанией, где искусство барокко пронизано религиозным мистицизмом, архитектура елизаветинского времени мирская и жизнелюбивая, захватывающая воображение своим грандиозным размахом. Не в пример зодчеству Австрии и южной Германии конца XVII — первой трети XVIII века зодчество русского барокко выделяется масштабностью и декоративной монументальностью. Возводившиеся Растрелли, Чевакинским, Ухтомским, а также их учениками дворцы и храмы в годы царствования императрицы Елизаветы Петровны выделяются своим контрастным видом, берущим начало от храмов и теремов Древней Руси. Роскошная обстановка фасадов и интерьеров постоянно соседствует с прагматичной планировкой и конкретностью объемных пропорций. Каждый из фасадов здания в равной мере украшен и в равной мере связан с окружающей его средой.

Великая слава Растрелли в том, что он смог соединить воедино сугубо европейское барокко с традиционным русским зодчеством. Его заслуга и в том, что он первым привнес в Петербург и стиль рококо.

По сути, Рококо – это первый безордерный стиль, который тянется к практически безграничной свободе в композиции. Зарождение рококо состоялось во Франции, оно сложилось окончательно в конце первой — начале второй четверти XVIII века. То есть в тот самый период, когда дворянство, не хотевшее признавать никаких ограничений, жаждало увеселений и торжеств. В подобного рода условиях искусство должно было превратиться в роскошь, а самая главная его цель — просто нравиться.

Конструктивности была объявлена война, рококо отдавало несомненное первенство изысканному украшательству, которое маскировало расположение интерьеров и пределы стен и потолка. Рококо словно отказалось от величественной торжественности и праздничности и занялось созданием удобной и изящной атмосферы. Именно поэтому привычные еще со времен Возрождения декоративные составляющие — раковина и акант — стали обретать абсолютно другие, вычурные формы. К примеру, раковина могла превратиться то в сложный завиток с некими странными прорезями, то в картуш неправильной формы и с несимметричными отростками. Акант трансформировался в какие-то тоненькие листья неизвестных морских растений. Орнамент же в общем, получив неустойчивый, иногда медленный, иногда капризно убыстренный ритм, стал выглядеть игривым и праздничным.

Тот декоративный стиль, что был создан ради украшения интерьеров и произведений прикладного искусства, Франческо Бартоломео использовал в обстановке фасадов своих строений, тем самым набросив на них еще большую праздничность и нарядность.

Конечно, именно он не случайно стал основоположником архитектурной моды России середины XVIII века; моды, что во многом содействовала репрезентативному самоутверждению дворянства России. Барокко и рококо конкретно и характерно отразили в праздничных и торжественных российских архитектурных ансамблях середины XVIII века национальное понимание увеличившейся значительности государства, упрочение новой культуры в качестве части европейской культуры. И где-нибудь в Москве, Твери, Калуге, или в Киеве здание в «растреллиевом стиле» стало мерилом «великолепности жилья», и таким образом, мерой «почитаемости» его владельца. Конечно, не случайно основная масса российских мастеров сороковых — пятидесятых годов XVIII столетия работала большей частью подражая стилю Растрелли.

Историк петербургской архитектуры П. Петров спустя столетие с лишним напишет о том, что эпоха «величайшего блеска строительного дела в России совпала с творчеством графа Растрелли», считавшегося в придворной иерархии только ревностным исполнителем воли самодержицы.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.