Франческо Бартоломео Растрелли / Большой Петергофский дворец

Петергофский дворец. Гравюра П. А. Артемьева

Петергофский дворец. Гравюра П. А. Артемьева с оригинала М. И. Махаева. 1761

∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼

Работа над третьим, практически уже итоговым проектом была окончена 23 января 1749 года.

Граничащие с Большими палатами боковые флигели обрели новый вид, представ трехэтажными. Дворец стал выглядеть как цельный и неделимый. Единственная выдающаяся из общего плана деталь – это центр, выделенный при помощи треугольного фронтона и небольшого купола, имеющего четыре грани, с шикарной на вершине вазой. Полукруглой формы фронтоны увенчивают боковые ризалиты дворца.

На ризалитах же граничащих флигелей появились изображения окруженных воинской славой мифологических героев. В сторону запада и востока от главного здания пошли красивые галереи с крышами, обгороженными изысканными балюстрадами. Однако этот ход галерей останавливают боковые корпуса. Они двухэтажные, а их немного задранные центры постепенно трансформируются и становятся четырехгранными куполами.

Один из корпусов проекта имеет стройный барабан и золотистую восьмигранную луковицу. Так выглядит дворцовая церковь во славу апостола Петра и апостола Павла. Над другим корпусом можно увидеть парящего золотистокрылого орла.

Но даже в этот проект пришлось внести изменения. После начала работ, после закладки церкви, императрица потребовала замены одного купола на традиционное старорусское пятиглавие. А следом отдано было распоряжение: «Хотя план и фасад петергофскому каменному строению от государыни высочайше опробован… но после того по высочайшим ее императорского величества соизволениям против прежнего впоследствии многие изменения особенно ж на церкви в главах, почему и на левом флигеле (для императрицы, приезжавшей в Петергоф в карете, корпус под гербом был левым.— Ю. О.) купол и орел такими не должны быть, как на том фасаде показано, а купол должен быть подобен среднему куполу на церкви».

Растрелли исполнил и это пожелание заказчицы. Не просто исполнил, а, как опытный царедворец, постарался одновременно доставить радость императрице. Елизавете Петровне очень нравилась одна из московских церквей — Успения на Покровке. Каждый раз, проезжая мимо нее в свой загородный московский дом в Покровском-Рубцове, высказывала императрица неподдельное восхищение. Видимо, с церковью были связаны дорогие ее сердцу воспоминания. Рассказывали, что именно в этой церкви Елизавета Петровна тайно обвенчалась с Алексеем Разумовским. Растрелли повторил расположение боковых глав и форму барабанов храма Успения в дворцовой церкви Петра и Павла. Императрица осталась довольна.

Расставленные по углам главки подчеркивают устремленность храма вверх. А золоченые резные гирлянды и пальмовые листья по граням куполов и четырехскатных крыш придают боковым корпусам особую нарядность и торжественность.

Петергофский дворец. Вид со стороны Верхнего сада

Петергофский дворец. Вид со стороны Верхнего сада

∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼

В 1751 году завершены были наружные работы и началась отделка апартаментов.

В январе 1752 года Растрелли представил на высочайшее утверждение проекты отделки аванзала, пикетной комнаты и комнаты для «штатс-дам». Проектом императрица осталась довольна, но ей захотелось, чтобы дворец был готов поскорее. Растрелли склоняется в церемонном поклоне, обещая исполнить все желания государыни. После аудиенции на стройке еще громче и резче звучали голоса десятников, чаще свистели в воздухе офицерские трости и тянулись в Петергоф обозы с вновь пригнанными работными людьми. Императрица торопит обер-архитектора. Обер-архитектор не щадит работных людей.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.