Анна Павлова

28

«Павловой предшествовала ее слава, но на этот раз слава оказалась ниже правды, — писала английская газета «Daily Telegraph». — Редко можно видеть танцы, столь чарующие и опьяняющие, еще реже — танцы, соединенные с такими совершенными жестами и мимикой… Она танцевала под музыку «Valse caprice» Рубинштейна в легком газовом костюме, переливавшем разными тонами. Танец ее был настоящий дух весны, весь дышащий и трепещущий; каждый шаг, каждый жест были полны радости, каждый взгляд сияющих глаз полон гармонии, все дышало чистым благоуханием весны. Весь танец был столь же очарователен, как совершенное лирическое произведение в его веселой непосредственности и чистой красоте деталей».

«Daily Graphic»: «Теперь, когда мы присутствуем при несомненном возрождении танца, никто не может быть более желанной гостьей на лондонской сцене, чем Анна Павлова, знаменитая русская танцовщица… Это удивительнейшая артистка, и танцы ее — поэма, их надо видеть, чтобы поверить в них».

«Daily mail»: «Знаменитая русская танцовщица дебютировала вчера в Паласе, и слово триумф было бы слабым выражением ее успеха».

«Pall-Mall Gazette»: «Павлова завоевала лондонскую публику своим искусством и фацией. Мы не помним танцовщицы этого стиля, показавшей такую дивную фацию формы… У Павловой ноги так же прекрасны, как у Тальони на портрете Шалона».

Она зажгла своим искусством холодных англичан, и матери приводили к ней дочерей — испытать способности к танцам.

Павлова встречала девочек приветливо. Она собрала их вместе, выбрала лучших и, подучив немножко, поставила для них танец снежных хлопьев из «Щелкунчика».

Тут в восторг пришли и дети, и мамы, и папы. Детский спектакль несколько раз повторили: англичане охотно любовались талантами своих юных соотечественниц.

_________________

И пусть Дягилев тогда в «Петербургской газете» выступил «защитником» русской хореографии. Он подымался до «гражданского» пафоса, заявляя, будто «Павлова в погоне за обогащением уронила до земли это искусство, танцуя в лондонском театре варьете».

Но Павлова знала: к чистому ничто не пристанет.

Нет, Павлова не гналась за обогащением.

В 1910 году она внесла в дирекцию императорских театров неустойку за нарушение контракта в размере 21000 рублей.

_________________

В феврале 1910 года «Газета театра, искусства и спорта Лилипутик» сообщала под рубрикой «Иностранные вести»:

«Нью-Йорк, 16 февраля. Первый дебют балерины Павловой сопровождался огромным успехом. Печать восторженно отзывается о русской артистке. После Нью-Йорка предстоят гастроли г-жи Павловой в Бостоне, Филадельфии, Балтиморе».

Успех гастролей был действительно велик даже по американским меркам. В расписаниях поездов особо выделяли маршруты, удобные для жителей окрестных городов, желающих попасть на спектакль Анны Павловой.

Потом, возвратившись в Петербург, Павлова признавалась в очередном интервью:

- Меня поражало благоговейное настроение публики. В антрактах между моими нумерами не было оркестра, и пока я переодевалась, в зрительном зале царила гробовая тишина. Вы себе не можете представить, до чего эта выжидательная тишина волновала меня! Хотелось, чтобы кто-нибудь кашлянул и вывел публику из состояния оцепенения.

Поездка в Америку была повторена осенью того же года.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.