Анна Павлова

29

Путешествуя с континента на континент, закрывая для хореографии белые пятна на карте мира, она постоянно рисковала встретить бойкот публики, никогда не слыхавшей о балете.

Деньги были нужны постольку, поскольку их требовали расходы по содержанию труппы и оркестра, по оплате композиторов, балетмейстеров, художников, по оформлению новых спектаклей.

Всем этим, включая содержание лондонского дома, занялся вскоре Виктор Эмильевич Дандре.

В труппе Павловой Дандре побаивались и уважали. Он был сухо вежлив, аккуратно платил жалованье, бесстрастно вникал в обиды, улаживал споры.

«Что связывает Анну Павловну с этим человеком?» — не раз удивлялись актеры. Доверяя ему все дела, советуясь с ним, с достоинством представляя его как мужа на официальных приемах, она обычно проявляла к нему ровное дружелюбие. Иногда это выглядело совсем искренне, иногда в подхваченных с полуслова фразах, в понимающих улыбках проглядывала отчужденность, холодность. Но вдруг по какому-нибудь совсем стороннему поводу Павлова разражалась слезами. Тогда она обрушивала на Виктора Эмильевича потоки слов. Речи, понятные далеко не всем в труппе, отдавали презрением, даже ненавистью…

— Вы могли бы пощадить меня, Анна, хотя бы при посторонних, — цедил он сквозь зубы, переждав высшую точку бури.

Павлова убегала, хлопнув дверью, а потом несколько дней была мила и уступчива.

Порой она дорого платила за свою уступчивость.

__________________

Коллежский советник Виктор Эмильевич Дандре, стоящий за обер-прокурорским столом в первом департаменте правительствующего сената, один из самых влиятельных гласных стародумской партии, был еще в 1910 году отмечен Павловой среди ее многочисленных поклонников.

Поговаривали, что она посещала его шикарную квартиру на Итальянской улице, где старушка домоправительница надзирала за старинной мебелью, драгоценным фарфором и картинами.

И все же многих удивила одна заметка под примелькавшейся рубрикой «Мелочи театральной жизни»: «В скором времени состоится допрос сенатором Нейдгартом известной балерины Павловой в связи с ревизией городской управы. Артистка специально для этого возвращается из Америки».

Заметка появилась 27 февраля 1911 года в журнале «Рампа и жизнь», а 28 февраля Дандре был арестован по делу постройки Охтенского моста — одного из незадачливых детищ Петербургской городской управы.

Словно подсыпая пряностей в кушанье несколько пресное, газетчики прибегали к намекам:

« — Как хорошо было бы куда-нибудь уехать! — восклицал несколько дней тому назад Дандре.

Сидя дома, он писал много писем. Часть их направлялась в Америку…»

Вскоре «дело Дандре» замяли. Он был выпущен под залог в 35 000 рублей, с подпиской о невыезде. Сообщали, будто деньги внес за него брат…

А в 1913 году Дандре уже распоряжался делами павловской труппы. Путь в Россию отныне был ему заказан, Павловой — затруднен во многом.

__________________

В Петербурге она появлялась теперь гастролершей.

Режиссера балетной труппы

Р а п о р т

На запрос распорядительного отделения конторы о числе участий балерины Павловой в сезон 1911/12 г. имею сообщить, что названная балерина выступила в указанном сезоне в нижеследующих спектаклях:

5 октября 1911 г. — балет «Жизель»

2 « — « «Жизель»

25 сентября 1911 г. — « «Баядерка»

21 « — « «Баядерка»

18 « — « «Баядерка»

2 марта 1913.
Н. Сергеев.

 

<< Назад < Вернуться к оглавлению > Далее >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.