Подмосковье / По Волоколамской дороге / Усадьбы Братцево и Никольское-Урюпино

На запад от Москвы уходит извилистое Волоколамское шоссе, а рядом почти параллельно ему змеится Московско-Ржевская железная дорога среди отлогих холмов и широких полей, обрамленных лесами. Среди произведений, с которыми нам придется познакомиться, мы встретим немало относящихся к XV в., а также к последующему времени, включая XVIII столетие. Уже у самой границы столицы нас встречают прославленные в истории русского искусства памятники. Так, у села Спас, там, где проходит первое московское круговое шоссе, следует свернуть направо и по нему добраться до Братцева, расположенного от поворота (платформа Трикотажная) в 2,5 км.

В 1780 г. владельцами усадьбы сделались Строгановы, в семье которых вырос известный русский зодчий рубежа XVIII—XIX вв. — Воронихин. Хотя до сих пор не найдены архивные документы, подтверждающие его авторство, но все же можно не сомневаться, что усадебный дом (илл. 102) был выстроен по его проекту (боковые крылья размещенного здесь санатория пристроены в наше время). Об этом свидетельствуют и продуманная композиция плана, и утонченные пропорции членений фасадов, и ряд не менее совершенных деталей. Так, с боков дом имеет полукруглые выступы-экседры, служившие своего рода крытыми балконами (застеклены позднее). Вместо простенков внизу поставлены небольшие колонны, в то время как наверху размещены артистично выполненные гермы (пилон, завершенный бюстом). Уже одни эти части в сопоставлении с «фонариком» дворца в Павловске под Ленинградом, выполненные Воронихиным, дают возможность с уверенностью говорить о его авторстве. Балконы со стороны двора и парка, опирающиеся на небольшие колонны ионического ордера, и размещенные над ними во втором этаже полуциркульные окна, столь обязательные в архитектуре начала XIX в., придают дому интимный характер. Одновременно эти окна вторят своей формой куполу бельведера, венчающего дом. Тройные итальянские окна его барабана освещают миниатюрный круглый зал второго этажа, служащий как бы средокрестием всех расположенных здесь жилых комнат. На стенах этого круглого зала крепостной художник изобразил вид Братцева в начале XIX в., когда дом на холме отражался в зеркале большого пруда у его подножия. Не менее совершенно расположены зал нижнего этажа, перекрытый коробовым сводом, и прилегающие к нему гостиные и кабинеты. Имеющаяся здесь декоративная живопись выполнена, возможно, художником Скотти. При совершенстве строгих классических форм все здесь проникнуто удивительным уютом и гармонией.

Открытая терраса с балюстрадой и вазами со стороны садового фасада как бы приглашает выйти и полюбоваться прекрасным видом перед домом и умело спланированным пейзажным парком. Справа среди деревьев угадывается скрытая за ними беседка. Десять высоких ионических колонн несут кессонированный с внутренней стороны купол. В центре на пьедестале некогда стояла статуя амура. Беседка Братцева напоминает храм — настолько изысканны ее формы. По красоте и совершенству архитектуры она, бесспорно, лучшая в Подмосковье.

Далее, в 4 км налево от станции Опалиха, расположена одна из широкоизвестных подмосковных усадеб — Никольское-Урюпино, сохранившая ряд превосходных архитектурных произведений.

В 1635 г. усадьба была продана государством боярину Никите Ивановичу Одоевскому, который деятельно принялся за ее обстройку. На одной стороне реки Липенки (или Липки) он строит «двор вотчинников» со службами (близ нынешнего Большого дома), а на другой, по принятой среди московского боярства традиции, возводит в 1664—1665 гг. каменную церковь Николы, давшую усадьбе второе имя.

 

◄ Назад ◄ Вернуться к оглавлению ► Далее ►

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.