Подмосковье / По Волоколамской дороге / Усадьбы Братцево и Никольское-Урюпино

Позднейшие переделки скрыли ряд интересных деталей храма, но все же очевидно, что ее строил незаурядный мастер. Действительно, ныне, после изысканий К. Соловьева, нам известно, что ее зодчим был небезызвестный крепостной Одоевских — Павел Потехин. Он возвел, как мы знаем, церковь в селе Маркове, а также в Останкине. Все три храма отмечены единством композиционного замысла. К центральной части примыкает группа приделов. Каждый из них в малом повторяет мотив главного храма, что создает определенный ритмический порядок в на редкость живописном построении. Особенно хороши высокие арочные подклеты с наружными лестницами-всходами и крыльцами-рундуками.

Четыре придела, окружающие основной храм Никольского-Урюпина, в своей композиции как бы развивают принятое в эти годы «освященное пятиглавие». Под их четырехскатными крышами таятся ряды миниатюрных кокошников, которые в свое время усиливали декоративные свойства их наряда, выполненного из формованного кирпича. Ранее на месте мало интересной колокольни возвышалась звонница. Храм первоначально был побелен, что хорошо выделяло муравленые зеленые изразцы, украшающие его стены, и усиливало светотеневую игру архитектурных деталей. Достопримечательностью церкви является необычное сводчатое перекрытие, поддержанное всего лишь двумя столбами, между которыми поставлена световая глава.

В 1774 г. усадьба перешла к Голицыну — владельцу соседнего Архангельского, начавшему перестройку усадьбы. В 1780 г. выстраивается Белый домик — одно из лучших произведений усадьбы. Это одноэтажное здание отличается не только умело скомпонованным планом, где главенствует излюбленная в эти годы анфилада сравнительно немногочисленных комнат и залов, но и тонкостью хорошо нарисованных и выполненных деталей. Несмотря на относительно небольшой размер здания, неизвестный нам архитектор смело пошел на изменение системы ордера в зависимости от композиции фасада. Так перед лоджией поставлены удивительно пластичные ионические колонны, в то время как с противоположной стороны в парных портиках со спаренными колоннами применен коринфский ордер. Главный — Золотой — зал, как и некоторые другие комнаты Белого домика, сохранили первоначальную роспись и отделку стен. Такая же роспись некогда украшала и лоджию, обращенную в сторону парка. Среди его зелени были в свое время расставлены скульптуры.

Изучение внутреннего убранства Белого домика позволило установить, что в его основу были взяты мотивы отделки, применявшиеся тогда во Франции. В библиотеке усадьбы имелись специальные издания рисунков архитектурных мотивов, созданных знаменитым Л. Буше и Саламбрие. Они хранили следы карандашной сетки, что подтверждало их использование в период строительства домика.

Как бы ни был хорош Белый домик, все же он мог служить лишь для кратковременного летнего пребывания одного из видных вельмож рубежа XVIII— XIX вв. Поэтому, задумав продать Архангельское, Н. Голицын начинает постройку Большого дома. Это здание было закончено в 1809—1810 гг. Оно значительно уступает Белому домику как по планировке, так и по пропорциям и формам. Ясно, что его строил доморощенный архитектор, не слишком хорошо разбиравшийся в тонкостях архитектуры классицизма. Позднейшие перестройки и переделки сильно исказили здание, так что внутри любознательный посетитель не найдет чего-либо особо примечательного.

 

◄ Назад ◄ Вернуться к оглавлению ► Далее ►

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.