Поль Сезанн / Первые впечатления (1839-1861)

I

Некогда семья бедняков родом из Чезены (Сеsena) покинула Италию, чтобы искать счастья во Франции. Прибыв на свою новую родину, Сезанны, — ибо они приняли имя своего родного города, — поселились недалеко от границы, которую, они только что перешли, в глухом альпийском городке Бриансоне. Но так как судьба продолжала им неблагоприятствовать, — некоторые из них решили попытать счастья в другом месте.

Так в конце XVIII века в маленькой деревушке департамента Вара родился тот, кому суждено было стать отцом художника, — Луи Огюст Сезанн. Родители его были скромные ремесленники, люди глубоко религиозные и свято хранившие старинные традиции. У них было много детей, но выжил только один — отец нашего Сезанна.

О своем тяжелом детстве Луи Огюст Сезанн повидимому навсегда сохранил воспоминание, соединенное с чувством ужаса. Легко объяснить себе поэтому, что когда благодаря трудолюбию и бережливости маленький ученик из шляпной мастерской в свою очередь превратился в хозяина, у него развились любовь и уважение к горбом заработанным деньгам и глубокое отвращение ко всем ненадежным профессиям, в числе которых на первом месте он должен был считать профессию живописца.

Поль Сезанн родился 19 января 1839 г. в Эксе, в Провансе. Отец его к этому времени еще далеко не достиг положения банкира — благородной профессии, предмета честолюбивых мечтаний всей его жизни,— однако дела в шляпной мастерской Сезанна шли превосходно и Сезанн мечтал лишь о том, чтобы сын его когда-нибудь избрал одну из тех добрых и весьма прибыльных профессий, которые делают честь семье.

К несчастью, непреодолимая страсть к живописи, впоследствии приводившая в отчаяние его родных, очень рано пробудилась в Поле Сезанне, и по странной случайности судьбы первая коробка красок была подарена ему отцом, нашедшим ее в одном из старых ящиков, купленных за бесценок у ярмарочного торговца, — Сезанн-отец простирал круг своих дел на всё, что можно было перепродать с приличным барышом.

Отец и мать были рады, что их Поль так пристрастился к своим карандашам и краскам. Это мирное занятие, по мнению родителей, должно было оказывать благодетельное влияние на бурные вспышки его необычайно страстного и живого характера, в котором почти женская чувствительность сочеталась с дикостью. Один только человек мог делать из ребенка все, что хотел, — это сестра Мари, которая была двумя годами моложе его. Каждый день, держась за руки, брат и сестра отправлялись в школу для детей, где на одних и тех же скамьях сидели и мальчики и девочки.

Десяти лет Поля Сезанна отдают в пансион Сен-Жозеф — благочестивое учреждение, где с помощью одного испанского монаха он усваивает первые начатки рисования.

Через три года мальчик поступает приходящим учеником в колледж Бурбон, ныне Экский лицей. Здесь он встретился с Золя, который был классом моложе его. Они сразу подружились. Баптистэн Байль, также уроженец Экса, сблизился и с тем и с другим.

Сезанн далеко не был чудо-ребенком; ученье давалось ему даже труднее, чем большинству его сверстников; но, вопреки своей бурной и до крайности впечатлительной натуре, он с равной добросовестностью относился ко всем занятиям, будь то изучение классиков, к которым он питал особое пристрастие, или точные науки, против которых его ум решительно восставал; исключение составляла только химия: он охотно проделывал химические опыты под отцовской кровлей к великой тревоге всех домашних.

Страницы: 1 2 3 4 5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.