Поль Сезанн / Сезанн стремится попасть в салон Бугеро (1866-1895)

В 1866 году Сезанн решил атаковать официальный салон. Его выбор остановился на «Полдне в Неаполе» и на «Женщине с блохой», которые по его мнению должны были быть доступны пониманию всех «буржуа», входивших в состав жюри. Сезанн, не имевший в тот день ни единого су, не мог оплатить услуг артельщика. Мужественно приняв свою участь, он погрузил полотна в маленькую тележку и с помощью услужливых друзей, помогавших толкать ее, направился к Дворцу индустрии. Его появление в салоне вызвало сенсацию: окруженный молодыми художниками, он с триумфом был введен туда.

Стоит ли говорить о том, что жюри не разделило этого энтузиазма?! Обе картины были отвергнуты. Сезанн реагировал на это протестом, адресованным мосье Ньюверкерке (Nieuwcrkerke)— главноуправляющему министерством изящных искусств. Так как этот протест остался без ответа, Сезанн возобновил свою атаку, написав следующее письмо: *

19 апреля 1866

„Мосье!

Не так давно я имел честь писать вам по поводу двух моих картин, отвергнутых жюри.

Итак, я пишу вам для того, чтобы настаивать на своем требовании. Я хочу апеллировать к публике и во что бы то ни стало быть экспонированным.

Пусть будет вновь восстановлен „Салон отверженных». Даже если я окажусь там один, я страстно хочу, чтобы толпа по крайней мере знала, что я больше не желаю быть смешиваемым с господами жюри, которые очевидно не желают, чтобы их смешивали со мной.

Я надеюсь, мосье, что вы соблаговолите ответить мне. Я полагаю, что каждое приличное письмо заслуживает ответа.

Соблаговолите пожалуйста принять уверение в моих лучших чувствах.

Поль Сезанн».

Улица Ботрей, 22.

На этот раз последовал ответ: на полях письма художника было начертано следующее:

„То, чего он требует, — невыполнимо. Все убедились в том, что на „Выставке отверженных» было мало картин, соответствующих достоинству искусства, и она не будет восстановлена».

Мы видим, что с самого начала проявилось то враждебное отношение к Сезанну со стороны представителей официального искусства, которое уже ничто не могло сломить.

Но вскоре Сезанн был отомщен. Золя поручили поместить в „l’Ev£nement“ отчет о Салоне 1866 года. Пользуясь подробными заметками, предоставленными ему Гильмэ, он написал о Мейссонье, Синьоле, Кабанеле, Роберте Флери, Оливье Мерсоне, Дюбюфе и ряде других статьи, скандальный успех которых был так велик, что пришлось приостановить помещение отчетов о салоне в „l’Evenement». Сезанн не мог удержаться от восторга:

— Чорт побери, — повторял он, — как он их здорово перетряс, всех этих пачкунов!

К этому же самому 1866 году относятся сборища в кафэ Гербуа, где встречались Манэ, Фан-тэн, Гильмэ, Золя, Сезанн, Ренуар, Стевенс, Дюранти, Кладель, Берти, не говоря о ряде других.

В кафэ Гербуа Сезанна привел Гильмэ; но Сезанн решительно не мог там ужиться.

— Все эти господа — скоты! — говорил он Гильмэ. — Они одеваются не хуже нотариусов!

Из духа протеста он разыгрывал из себя циника. Однажды Манэ спросил его, что он приготовляет для салона, и получил в ответ: — Горшок г….

В последние месяцы 1866 года Сезанн, который после салона уехал на несколько дней к Золя на берег Сены, в Беннкур, совершил поездку в Экс и написал там в ЖазДе-Буффан портрет отца, сидящего в кресле и читающего газету. К этому же времени относится портрет Ашилла Ампрера; несколько позже было написано «Похищение* и наконец на 1868 год падают „Пир», написанный под непосредственным влиянием Рубенса, и „Леда с лебедем», сделанная с гравюры. Идея этой последней композиции была внушена ему знаменитым полотном Курбэ „Женщина с попугаем». Увидев эту картину, Сезанн вскричал: „А я напишу женщину с лебедем!» Другое изображение нагой женщины в той же позе, но без птицы и менее архаичное по своему стилю было написано Сезанном спустя более чем десять лет в качестве иллюстрации к „Нана» **.

____________________

* Архив Лувра, X — 2, 1866.
** «Нана» — роман Эмиля Золя.

Страницы: 1 2 3 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.