Поль Сезанн / Сезанн и Золя

Сезанн говорил мне о ряде картин, относящихся ко дням его молодости, которые он отдал Золя, и мне чрезвычайно хотелось увидеть их. Мирбо, которому я высказал свое желание, любезно согласился дать мне рекомендательное письмо к Золя, в котором он однако поостерегся говорить об его «Сезаннах». „Золя до такой степени ревнив, что я не решаюсь просить его показать их вам“. Мирбо лишь сообщал в письме, что я разыскиваю хороший типографский шрифт для будущего издания «Jardin de supplices»* и что я был бы очень счастлив увидать сочувственный адрес, недавно посланный Золя группой бельгийских сторонников Дрейфуса и напечатанный знаменитым Плантэновским шрифтом.

Когда я приехал к Золя, меня провели через вестибюль, где находилась колоссальная композиция Деба-Понсана, изображающая «Истину, выходящую из колодца» и снабженную в качестве девиза надписью: „Nec mergitur“** и в качестве заголовка: «Истина, поднимая свое зеркало, пытается выйти из колодца, где ее удерживает лицемерие Базиля*** и тяжелый кулак грубой силы».

Затем я попал в салон, наполненный различными предметами религиозного характера. Свет проникал сюда через два витража, один из которых изображал сцены из легенд, другой — Купо, разрешающего каравай хлеба. Я не мог не подивиться такому эклектизму. В комнате царил очаровательный покой; я понял тогда все величие жертвы Моля, когда он покидал этот изысканный „домашний очаг“, чтобы итти защищать невинность и зловонной атмосфере человеческих сборищ.

Мэтр не замедлил появиться; он нес, прижимая к груди, небольшую собачонку из числа наиболее сварливых и безобразных — своего дорогого, обожаемого Пенпэна, а в свободной руке держал экземпляр «La Debacle». Он перехватил мой взгляд, устремленный на Купо, и лицо его приняло благосклонное выражение.

— Ах, да, — шрифт Плантэна, — сказал он, ознакомившись с содержанием рекомендательного письма. — Я постараюсь отыскать этот адрес моих бельгийских почитателей, но я получаю столько адресов со всех концов мира, что некоторые могли затеряться. Во всяком случае вам не составит труда найти такой же шрифт, или даже лучший, у наших современных крупных литейщиков. Не может быть, чтобы типографское искусство со времен Плантэна**** оставалось не поддающимся прогрессу, который совершался во всех других областях искусства.

Боясь вызвать недовольство Золя, я нарочно не переводил разговора на картины Сезанна; моя тактика состояла в том, чтобы заставить мэтра самого заговорить со мной о них. Я ограничился тем, что высказал свое восхищение по поводу всего, что наполняло салон.

______________

* «Сад пыток» — роман Октава Мирбо.
** Не тонет.
*** Базиль — персонаж из комедии Бомарше «Севильский цирюльник», тип лицемера.
**** Кристоф Плантэн — знаменитый французский типограф, жил в XVI веке.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.