Поль Сезанн / Сезанн и Золя

Я. — Но о чем тогда там беседовали?

Сезанн. — Каждый говорил о количестве экземпляров, в котором он издал свою последнюю книгу или надеялся издать следующую, разумеется, слегка привирая при этом. Особенно стоило послушать дам. Мадам X. с гордостью и с вызовом по адресу мадам Ч. заявляла: „Мы подсчитали, мой муж и я, что вместе с иллюстрированными изданиями и „Маленькой библиотекой» наш последний роман был издан в тридцати пяти тысячах экземплярах».

„А мы, — говорила мадам Z., принимая вызов, — мы гарантированы договором, что наша следующая книга выйдет в количестве пятидесяти тысяч экземпляров, не считая роскошного издания».

Я. — Но неужели там не было никого, кроме мужчин с большими тиражами и тщеславных женщин! Например Эдмон Гонкур…

Сезанн. — Это правда, у него не было жены; но и корчил же он морду, слушая все эти цифры!

Я. — Вы любите Гонкуров?

Сезанн. — Прежде я очень любил „Manette Salomon“*. Но с тех пор, как „вдова“, как его назвал кто-то**, начала писать одна, мне уже не приходилось читать ничего подобного***.

Сезанн продолжал:

— Итак, я лишь изредка посещал Золя, потому что мне было очень тяжело видеть, что он стал таким барином; как вдруг однажды слуга говорит мне, что его господин никого не принимает. Я не думаю, что это распоряжение касалось специально меня; но мои посещения стали еще реже… И наконец Золя издал «L’Oeuvre».

На мгновение Сезанн смолк, охваченный воспоминаниями прошлого. Затем он продолжал:

— Нельзя требовать от несведущего человека» чтобы он говорил разумные вещи об искусстве живописи; но, чорт побери! — и Сезанн начал изо всех сил колотить по столу, — как смел он говорить, что художник кончен, раз он написал плохую картину! Если картина не удалась, ее швыряют в огонь и начинают новую!

Говоря это, Сезанн ходил взад и вперед по комнате, как зверь в клетке. Внезапно он схватил свой автопортрет и сделал попытку его разорвать; но так как пальцы его дрожали, а под рукой не было шпахтеля, он скатал полотно, перегнул его через колено и бросил в печь.

Я. — Но как же Золя, который столько говорил мне о вас и в таких сердечных выражениях, с таким волнением…

Погубленная картина успокоила Сезанна. Он смотрел на меня глазами, в которых уже не было гнева, но лишь глубокая печаль.

— Послушайте, мосье Воллар, я должен вам это рассказать! Я перестал ходить к Золя, но я не мог примириться с мыслью, что он больше не питает ко мне дружеских чувств. Когда я поселился на улице Баллю, рядом с его отелем, мы с ним уже очень давно не виделись; но, живя так близко от него, я надеялся, что случай сведет нас и что Золя вернется ко мне…

________________

* «Manette Salomon» — роман из жизни художников, написанный братьями Гонкур в 1867 г.
** Этот кто-то был Барбэ де‘Оревили. — Прим. автора.
*** Братья Гонкуры, как известно, писали свои произведения совместно.
В 1870 году младший из них, более даровитый Жюль Гонкур, умер. Старший — Эдмон Гонкур, переживший его на 26 лет, продолжал писать один.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.