НА ПУТИ К ЦЕЛОМУ (Ф. М. Достоевский)

Из этих частностей следует вывод: «…Достоевский никогда не был что называется „чистым художником», меньше, чем кого-нибудь, можно его судить судом эстетическим, это значило бы оставить его совсем без оценки. Мыслитель и публицист всегда резко высовывались в нем из-за худож­ника; а в последние годы он и формально вступил на почву публицистики» 10°. Снова очевидно противоречие между конечными выводами, теоретическими обоснования­ми и первоначальными, непосредственно эмоциональными заявлениями о том, что «Достоевский — один из крупней­ших деятелей русской литературы за все время ее суще­ствования», что он «художник, умевший глаголом жечь сердца людей». А разрешается это противоречие очень простым, но и чисто внешним ходом: «…Достоевский пи­сал в этом роде так долго и упорно, что наконец заставил всех с ним примириться». Как эстетический аргумент это заявление явно несостоятельно.

Статья 1882 г. написана с потребностью прежде все­го противопоставить свое «здоровое» суждение растущей славе Достоевского как религиозного мыслителя. Оста­навливаясь на анализе в первую очередь раннего твор­чества писателя, критик аргументирует возможность — ог­раниченными средствами доказать «жестокость таланта» Достоевского: начиная с «Преступления и наказания», по сути дела, нет «никакого труда» отделить в творчест­ве Достоевского «живую массу художественных образов и картин»,

100            Там же, с. 249.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.