НА ПУТИ К ЦЕЛОМУ (Ф. М. Достоевский)

когда законы повседневной жизни сняты с человека, новых он еще не нашел, но, в жажде найти их, испытывает движения во все стороны, чтобы из само­го страдания своего в момент нарушения истинных священных заветов — найти, наконец, эти последние и под­чиниться им» 112.

Внимание к возникновению нового понятия — «ка­рамазовщина» — ясно свидетельствует, что для Розано­ва 90-х годов Достоевский в какой-то степени продолжа­ет оставаться выразителем не только типичных проявле­ний породившей его «почвы», но и исторически сменяемых состояний этой почвы, возведенных, однако, уже в масштаб всемирного значения.

Но в методе возведения романа Достоевского в объек­тивно принадлежавший ему и впервые угаданный мас­штаб, было заложено и предопределено и почти полное выведение художника из литературного ряда. Происходит этот процесс па основе теологического толкования рома­нов Достоевского и использования их в качестве как бы религиозных текстов, где, с одной стороны, каждое сла­гаемое произведение может браться отдельно в своем самодовлеющем значении, с другой стороны, все романы Достоевского предстают как некий свод изречений, не имеющих своих собственных внутренних художествен­ных законов.

Так, например, все в том же предисловии к собранию сочинений Достоевского (1894), Розанов, объявляя, что «главы „Братьев Карамазовых» „Pro и contra» и „Вели­кий инквизитор»

112            Там же, с. XX.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.