МОЛОДОЙ ДОСТОЕВСКИЙ

рубища! Гнев и скорбь поэта и сосредоточены на том, что до такой степени ‘может быть принижен человек.

Макар Алексеевич Девушкин тоже беспредельно уни­жен; он, как сказал Белинский, даже несчастным не ос­меливается себя признать. Всем своим поведением, всей своей позицией в жизни он, кажется, точь-в-точь Акакий Акакиевич. Но пафос «Бедных людей» заключается в том, что худшие, с точки зрения «общества», последние люди оказываются духовно лучшими людьми этого обще­ства. Впервые в литературе была так изнутри, так по­дробно раскрыта духовная жизнь обездоленных людей, впервые была она так опоэтизирована, впервые были с такой силой реалистической убедительности показаны ее внутреннее богатство, красота, тонкость, высокая культура человеческих чувств. Конечно, эта победа была подгото­влена всем предшествующим развитием русской литера­туры. Недаром Достоевский так подчеркивал в своем ро­мане преемственную связь со «Станционным смотрите­лем» и «Шинелью». Но автор «Бедных людей» настолько обогатил и развил гуманистическую и реалистическую традицию, установленную его учителями, что сразу же утвердился, как писатель самостоятельный, со своим, но­вым словом.

Раскрытие души «маленького» человека, не только сочувствие ему, но слияние с ним, — в этом и была заме­чательная новизна «Бедных людей». Пушкин в «Станци­онном смотрителе» и Гоголь в «Шинели» утверждали любовь к «меньшому брату». Для Достоевского Макар Девушкин был частицей души, и не только в том смысле, в каком любой художественный образ является частицей души художника, — нет, то было глубокое социально­психологическое родство. Достоевский сам чувствовал себя одним из «бедных людей», — да и вся его жизнь, с юных лет наполненная каторжным, как он говорил, всегда срочным лихорадочным трудом, всегда в тревоге, в безвылазных долгах, в вечных терзаниях самолюбия, порою на грани нищеты, не была отграничена от всего этого мира городских низов, в который он, первый писа­тель большого города в русской литературе, вводил читателя. У Пушкина и Гоголя возникали очертания без­душной каменной громады, раздавливающей жизни «ма­леньких» людей, в «Медном всаднике», в «Невском про­

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.